01.10.2012
Читай меня, как книгу

* 1 *

Обычное серо-голубое уже не зимнее, но ещё не весеннее небо нагоняет тоску, с постели подниматься совсем не хочется. Тем более сны снятся один за другим, все бессмысленные, но интересно, чем же дело закончится. Непреодолимое желание досмотреть хотя бы один из них, но каждый раз просыпаешься… и засыпаешь вновь в предвкушении финала, но финала нет. Снится новый сон, и тот без конца. Умудрившись каким-то неведомым чудом оторвать голову от подушки, встаёшь, разбитый вдребезги, нет сил ни на что, иногда даже на то, чтобы элементарно позавтракать.
Так начинаются выходные. Много всего планируешь, в итоге не получается сделать и половины, а ты списываешь это на плохую погоду, вредных соседей, которые всё утро почему-то стучали по трубам, мешая сосредоточиться на сне, или… в общем, виноваты все, кроме, собственно, тебя.
Выходные проходят как в тумане, ты их практически не замечаешь. Хотя план в целом выполняется, как правило, по инерции. Ты просто не отдаёшь себе отчёта в том, что занят делом. Потому что работа кипит, а мыслями ты где-то блуждаешь.

У меня так частенько случается. Я как будто нахожусь в постоянном поиске… чего-то или кого-то, а, может быть, себя. Ищу, попутно с этим выполняя всю нужную работу. Самое интересное, что для того, чтобы успешно завершить какое-нибудь дело, совершенно необязательно уходить в него с головой и отдавать ему часть своей души, достаточно лишь усердно выполнять то, что требуется, и делать всё с компьютерной точностью и бездушностью. Успех непременно придёт, но удовольствие от этого будет минимальным. Конечно, намного лучше отдаваться делу целиком и полностью, даже жить им, тогда в случае успеха можно будет почувствовать себя счастливым. Пусть даже ненадолго, но такая радость стоит затраченных сил.
Я не отдаю себя полностью учёбе и делам, которые, как преграды, вырастают у меня на пути, но я выполняю всё от «а» до «я» с компьютерной точностью и бездушностью. Успех идёт за мной по пятам, но от него нет радости, только удовлетворение.

В понедельник программа запускается. Я иду в университет, получаю знания, прихожу домой, обрабатываю новую информацию, выполняю домашнее задание и жду вторника. Во вторник всё повторяется. Потом среда, четверг, пятница… Будни пролетают молниеносно, иногда, кажется, что в это время планета крутится быстрее. Все с нетерпением ждут выходных, а я недоумеваю, ну, зачем же они нужны, я ещё не успела устать. Живя по программе, просто не замечаешь усталости.

Выходные, как много в этом слове! Кто-то идёт в гости к друзьям, или вместе с ними идёт в кино, на дискотеку или в ресторан. Кто-то в огромных количествах скупает алкогольную продукцию, подогреваемый ожиданием предстоящего вечера, ночи…, а о том, что на утро будет раскалываться голова, он как-то невзначай забывает. Кто-то настойчиво звонит своей второй половине и очень удивится, если в трубке зазвучит незнакомый голос. Очередная разборка. Кто-то сидит, уткнувшись в телевизор, до утра. А кто-то куда-то поехал. Этот хаос упорядочивается лишь временем. Ведь утро всё равно наступит, что бы ты ни делал и где бы ни находился.

А пока выходные…

Вышла на улицу подышать воздухом. Не решилась сказать «свежим», потому что в центре города таковым он, к сожалению, не является. В голове как обычно потоки мыслей, вразнобой, заглушая друг друга, пытаются прийти к какой-то целостности, но тщётно. Душа требует чего-то. А когда её спрашиваешь, чего же именно? Молчит.
Над головой из-за облаков голубоватыми пятнами проглядывало небо. Снег ещё кое-где остался лежать потемневшими разводами, напоминая об уходящей зиме, и о том, что она вообще была. Лёгкий морозный ветерок игрался с пакетом: то безжалостно швыряя его под колёса машин, то в последний момент, со всем благородством спасителя, поднимая его вверх.

-Прекрасный день, да? – услышала какой-то детский голос и посмотрела вокруг. Никого.
Интересно. Или начала сходить с ума, или уже сошла.
-Прекрасный день, - повторил голос, уже ни о чём не спрашивая, а констатируя факт.
В сознании пронеслось: «Ну, всё, дожила». А ноги несли меня вперёд. Прямо по курсу был безлюдный сквер, правда, на одной из скамеек сидела маленькая девочка, уставившись прямо на меня. Я решила пройти мимо гордой походкой, как будто не замечая никого, но внезапно меня остановила её фраза.
-Ты не хочешь со мной разговаривать, да? А почему?
Я окинула её взглядом и впала в бессловесное замешательство. И ладно бы меня удивило то, как она была одета: летнее платьице со слониками, белые гольфики и босоножки, косичка с белым бантом на конце. В шок меня повергло кое-что другое. Она смотрела мне прямо в душу и, очевидно, ждала ответ на своё «почему». А я молчала, потому что совершенно не была готова к тому, что сойду с ума так скоро и в один «прекрасный» день встречу саму себя в детстве…
Буйство беспорядочных мыслей тут же затихло, уступив место страху. В голове одна за другой рисовались красочные картины: я в смирительной рубашке сижу у окна психбольницы и напеваю что-то себе под нос, а рядом со мной пританцовываю я сама, но в детстве; или я иду по улице, оживлённо обсуждая что-нибудь с самой собой, а прохожие недоумённо оборачиваются мне в след. В печальных красках передо мной предстала вся жизнь: без друзей и подруг, без осуществления своих целей и удовлетворения амбиций. Какие уж тут амбиции, если у меня галлюцинации. А, может, это возможно вылечить? Или хотя бы просто научиться не замечать? Ну, да. А как же тогда отличать галлюцинацию от реальности? Помнится, на занятии психологии преподаватель сказал, что этой болезнью страдают только очень умные люди. Этот факт не особо скрашивает моё положение и ни коим образом не успокаивает.
-Ты так и будешь молчать?
-Боже, я сошла с ума, - прозвучал в воздухе мой голос, и этого я не ожидала, потому что думала, что вслух не скажу ни слова. Закрыла глаза, повернулась и зашагала прочь от той злополучной скамейки.

Череда будней снова захватила меня в свой плен. Я как обычно с компьютерной точностью выполняла домашние задания, впрочем, иногда вкладывая душу в некоторые из них. Успех по-прежнему преследовал меня по пятам, и всё шло по плану, как всегда. Я даже первое время радовалась привычно-инерционному режиму дня, с удовольствием включала свой автопилот и жила по графику дом-университет-дом. Всё так славно складывалось. С приходом весны выходные стали более разнообразными, погодные условия позволяли подолгу гулять, а не валяться в постели до потери пульса, поэтому я уговаривала всех ездить за город.
Время особо не наполнялось никакими событиями, поэтому было похоже на белую полосу в небе от недавно пролетевшего самолёта. И, казалось бы, вот она – полоса – такая реальная, повисла в небе, а через несколько минут постепенно начинает исчезать. Так вот и мне… даже вспомнить было нечего из событий уходящей весны. Разве что только тот странный во всех отношениях день, когда я себя встретила. Но я всячески пыталась забыть этот фрагмент воспоминаний, и чем усерднее пыталась, тем явнее передо мной представал тот день. Мне всё не давал покоя один вопрос: что это, собственно, было? Может, сон? А я по запарке смешала его с реальностью. Так я для себя и решила – это был обычный сон «выходного дня».

* 2 *

- Ну, я же говорю Вам, это какая-то нелепая ошибка. Вы уже который раз набираете не тот номер. Это не цветочный магазин, а квартира! До свидания. – Я старалась, как можно вежливее, послать упрямый мужской голос, пытавшийся убедить меня в том, что я живу в цветочной лавке.
- Девушка, у меня такое подозрение, что Вы мне врёте. Не могу ничего с собой поделать.
- А у меня такое подозрение, что Вам уже вовсе и не нужен никакой цветочный магазин.
- Да, Вы правы. У Вас очень приятный голос, поэтому, Вы не будете против, если…
- Нет, я против.
- Но Вы же недослушали.
- Послушайте, Вы отвлекаете меня своими звонками от дел. А их у меня много, и всё должно быть сделано к сроку.
- А я просто хотел напомнить о том, что Вы себя так и не нашли.
- Что Вы имеете в виду?
- Вы о себе забыли.
На этом беседа прервалась, и короткими гудками трубка напоминала о том, что её нужно выключить.

Весь день моталась по городу, встречи, звонки, а на задворках сознания вертелся этот разговор. С какой стати этот незнакомец сделал такие выводы, не имея ни малейшего представления обо мне и о том, чем я занимаюсь? А, может, он меня знает? Может, это кто-то из «своих» меня разыгрывает, а цветочный магазин лишь повод? Но при чём тут тогда эти слова? Нужно было как-то успокоить воспалённый мозг, поэтому для меня этот звонок так и остался ошибочным. А мужчина… ему просто не с кем было поговорить, и он сказал всё это, совершенно не подумав. Объяснения найдены.
Как обычно засиделась на работе допоздна. На столе творческий беспорядок из документов, папок и пары книг. Только решила расслабиться и сделать глоток-другой кофе, как зазвонил мобильный:
- Морг слушает…
- Слушай, хватит работать. Выходные всё-таки! – Бодрым голосом сказала сестра, - давай бросай всё, поехали куда-нибудь, посидим, поболтаем!
- Заеду за тобой через 15 минут, будь готова.
- Отлично! Жду.

По пути «собрала» все светофоры. Они как будто сговорились и везде горели только красным. Колонки радовали звуками неизменно-любимого трип-хопа. Это музыкальное направление с момента его появления в моей жизни стало частью меня: тексты песен не лишены глубокого смысла, а музыка сама по себе очень гармонична и в ней нет ничего лишнего. Очередной «красный» задержал меня прямо у цветочного ларька. Вывеска горела лишь наполовину, и вместо нужного «цветы» горело «ты». А потом один из подростков, которые перебегали дорогу на мигающий жёлтый, сунул мне в окно рекламную листовку какого-то пиар-агенства; на ней жирным шрифтом было написано: «НАЙДИТЕ СЕБЯ у нас».

- А потом ещё эта нелепая листовка…
- Да ты вечно принимаешь всё близко к сердцу! Всё же хорошо, дело твоё идёт в гору. А ты грузишь себя какими-то загадками!
Оглядела кофейню: все столики были заняты, шла оживлённая беседа, и всем явно было весело. А мне чего-то не хватало. Хотелось идти куда-то и искать что-то или кого-то, а, может быть, себя…

В ту ночь мне приснился сон. Странный сон. Обычно они бессмысленны, да я и не придаю им большого значения. А тут, видимо, сыграло свою роль и настроение, в котором я находилась. Я гуляла по зимнему лесу. Почему-то одна. Забрела на пустынную опушку и стояла там под звуки падающих снежинок. Вдруг кто-то дёрнул меня за рукав, я испуганно посмотрела в сторону и увидела ту самую девчонку в летнем платьице со слониками, в белых гольфиках и босоножках. Снова себя встретила…
- Прекрасный день, да? – Уже знакомыми словами начала она беседу.
- Да, - на этот раз я уже не боялась ответить, потому что прекрасно понимала, что сплю.
- А я думала, ты так и не заговоришь со мной, - в голосе явно прослеживалась какая-то детская обида.
- Тебе разве не холодно?
- Странно, что ты спрашиваешь об этом.
- Почему?
- Я надеялась, ты не забыла.
- О чём?
- Обо мне.
- Ничего не понимаю. При чём тут это? Холодно же так ходить. Я просто спросила.
- Если бы не забыла, не стала бы спрашивать.

Будильник как обычно всё испортил. Я так и не получила ответы на вопросы. И что же я в детстве могла знать такого, о чём сейчас не помню?? Внутри что-то трепетало, душа разрывалась на куски. Не лучшее начало дня…

* 3 *

Утро розовой полосой в небе начинало будить спящий город, но по воскресеньям обычно никто не торопится просыпаться. Я же, посмотрев на часы, - 5:47 – поняла, что больше не усну. Сон тревожным комком сжался внутри и не давал спокойно начать день. Я чувствовала: что-то вот-вот случится, всё изменится, но понять в какую сторону: к лучшему или наоборот – не представлялось возможным. Давно ко мне не приходило подобного ощущения, потому что программа, по которой я начала жить ещё в студенчестве, безотказно работала и даже не требовала никаких усовершенствований.
После того, как я её «запустила», прошло несколько лет. Пять? Или шесть, точно я уже не помнила. Результатами я была вполне довольна, мои планы постепенно начинали реализовываться. И я даже радовалась тому, что когда-то «открыла» для себя этот подход к делам, позволяющий с компьютерной точностью и бездушностью достигать намеченных целей.

Открыла холодильник, но, с унынием взглянув на бутылку воды, ананас, пару яблок и йогурт, захлопнула и решила, что кофе будет лучшим завтраком.
В начале седьмого ноги вынесли меня из дома и направились прямиком за машиной. В самом деле, не пешком же идти на работу? Улица встретила меня какой-то навязчивой морозностью в воздухе. Безлюдные дороги всем своим видом показывали, что совсем не рады столь раннему гостю, посмевшему даже в мыслях потревожить утреннюю тишину.
Немного успокоила меня лишь любимая машина, бодро набирающая обороты и с каким-то ребяческим задором нарушающая безмятежность города. С полной уверенностью, что музыка окончательно сможет развеять тоску, поставила диск трип-хопа. Близкие сердцу звуки обнадёживали. Я начала представлять, как весь день просижу на работе, там всегда найдётся, чем заняться и отвлечься от, Бог знает, откуда взявшихся переживаний.

Визг тормозов холодным ушатом воды протрезвил сознание. Внутри всё оборвалось. С пустотой в голове на ватных ногах я выскочила из машины. Как можно отвлекаться бесполезными мыслями за рулём???
- Боже, как ты? Всё в порядке? – Каким-то не своим голосом я спросила у девчонки в летнем платьице со слониками, в белых гольфиках и босоножках, которая стояла в двух сантиметрах от бампера.
Мои слова белым паром сначала повисли в воздухе, а потом растворились, как будто их и не было вовсе. Она посмотрела на меня и, весело рассмеявшись, пошла в сторону распахнутой двери. Я ещё минуту сидела у машины и всё не могла прийти в себя. Потом собралась, и вернулась в машину. Закрыв лицо руками, обдумывала всю нелепость ситуации. Чуть не сбила свою галлюцинацию. Кому расскажешь – сочтут за душевнобольную. Хорошо, хоть никого в округе не было, никто не видел этой комичной сценки.
- А ему понравилось! Смотри, как он уставился на тебя! – Хихикая, проговорила моя галлюцинация, уже устроившись на переднем сидении рядом со мной.
Я подняла глаза, и увидела дворника, застывшего у обочины дороги с метлой в руках. Разве что рот он не открыл, а на его лице были все признаки нешуточного удивления. Конечно, не каждый день такое увидишь. Я улыбнулась ему, видимо, окончательно убедив его в своей невменяемости, и поехала прочь. А он так и стоял там, как пень.
- Ну и способ ты выбрала, чтобы привлечь моё внимание, - с горечью вырвалось из меня. Внутри рос какой-то бунт. Как это меня так подставили?? Но с другой стороны, разве можно на себя обижаться?
- Ну, а что делать. Ты ведь меня не хочешь замечать, - находчиво ответила девчушка.
Она выглядела победителем ситуации, поэтому в её голосе преобладали гордые нотки. А я как-то даже начала мириться со своим сумасшествием и придумывала, как делать вид совершенно здорового человека.
- Куда ты едёшь?
- Слушай, что ты такая настырная? Отстань. Видеть тебя не хочу.
- Ну, хоть разговариваешь со мной…, - её многозначительная улыбка казалась мне наглой и издевательской. Больше я не проронила ни слова, лелея призрачную надежду, что, если не замечать эту противную пассажирку, она оставит меня в покое. Но она никуда не девалась, а сидела, как настоящая, рядом со мной.
- А зачем ты на работу едешь? Ведь выходной.

Я молчала, хотя словно волнами на меня накатывали поочерёдно то страх, то отчаяние, то ещё какое-то непонятое чувство, которое душило меня изнутри.

- Любят же люди эту бумагу зарабатывать…, - сквозь музыку донеслось с соседнего сиденья.
К тому моменту, как прозвучала эта фраза, ставшая последней каплей, я уже добралась до работы. Я повернулась к ней лицом, полная решимости высказать всё, что накипело за последние дни, но её не было. В порыве злости стукнула кулаком по сиденью, где буквально минуту назад сидела причина моего безумия, и, сделав глубокий вдох, выключила музыку и вышла из машины.

* 4 *

Трезвость рассудка вернулась быстро. Я зашла в свой кабинет, вспомнила о незаконченных делах и приступила к работе. Ближе к обеду мобильник подал признак жизни.
- Привет, не разбудила? – С неподдельной радостью вторгся в мою занятость голос близкой подруги.
- Привет-привет! Что ты, я с самого утра на работе.
- Ты что, с ума сошла? – Также весело спросила она, абсолютно не подозревая, что попала прямо в точку.
- Ну, есть кое-какие признаки…, - в ответ в трубке раздался беззаботный смех, и я тоже улыбнулась тому, что хоть кому-то сегодня хорошо.
- Наши планы ведь в силе?
- А… планы. Конечно, - ещё неделю назад мы должны были встретиться и мило поболтать обо всём и ни о чём, приятно провести время. Но всё неожиданно сорвалось из-за меня. Нужно было срочно уезжать по делам из города. Всегда так. В последний момент что-нибудь важное замаячит на горизонте. И не бросишь ведь! Работа. Встречу перенесли.
- Точно? Никуда не исчезнешь на этот раз?
- Нет. Встречаемся стопроцентно! – С улыбкой отвечала я, пытаясь с помощью дружелюбной интонации сделать голос более живым.
- Отлично! Тогда в семь в нашей кофейне!
- Да-да, не забудь фотографии захватить!
- А, точно! Спасибо, что напомнила.
- Ну, давай. До встречи!
- Ага. Как там по-немецки? Biss dann?
- Biss dann, - подтвердила я, слегка удивившись блестящей памяти своей подруги. Хотя она всегда всё учила, как и я. Поэтому, собственно, чему удивляться? Успех приходит к тем, кто сам идёт ему навстречу. Мы с ней всегда шли к успеху, и теперь он наш неизменный спутник.

В кофейне как обычно было многолюдно. Почти все столики были заняты, обстановка располагала к непринуждённому общению на отвлечённые темы. Мы обсудили всё, что можно было обсудить, вспоминали, как мы начинали общаться, как проводили время. Словом, как в старые добрые времена, не замечая ничего и никого вокруг, смеялись и беседовали с таким ощущением, что весь мир крутится только возле нашего столика.
Я решила, что не буду ничего рассказывать о своём плачевном состоянии, хотя парой фраз обмолвилась о своей усталости, необходимости взять тайм-аут и уехать куда-нибудь в отпуск. Ведь я ни разу не была в отпуске с тех пор, как начала работать. И непонятно, откуда энергию брала все эти годы. Видимо, резервы неплохие достались от природы, да и постоянно подгонял внутренний голос: «Давай, давай. Вперёд. Не останавливайся. Всё нужно успеть».

- Кстати, у тебя такой вид замученный, как будто ты мешки с картошкой таскала весь день, - совсем не кстати подметила подруга, переводя беседу в ненужное мне русло. Улыбнувшись, я убедила её в том, что мешки с картошкой я не таскала, а элементарно не выспалась.
- Ну, ты не обижайся. Просто…, а вдруг сегодня ты встретишь своего принца, а он в тебе не узнает свою принцессу? – Отшутилась она.
- Нет, сначала дело, - засмеялась я, и, наверное, со стороны выглядела упрямой и помешанной на работе. Так оно и было.

Время пролетело незаметно и обратилось в нули, как будто сжавшись в пространстве. Зазвонил мобильник подруги, и после непродолжительного разговора она засобиралась домой. Мы дружно поудивлялись тому, как же всё-таки быстро идёт время, и распрощались. Она убежала, а я ещё минут на пять задержалась в кофейне. Я была безумно рада встрече, которая помогла мне отвлечься от недавних событий хотя бы ненадолго. Улыбаясь глазами, встала и пошла к выходу. В голове пронеслось: «Дружба – лучшее лекарство от любых болезней». Подходя к машине, зачем-то решила взглянуть с улицы на столик, за которым провела последние пять часов. За ним, прямо на моём месте спиной к окну сидела она, уже практически ненавистная девочка. Боже, опять… Я закрыла глаза и села в машину. За что мне это наказание??

* 5 *

Лес задумчиво молчал. Какой-то чёрт дёрнул меня поехать туда посреди ночи. А я подумала: в любом случае впереди бессонная ночь, не всё ли равно, где не спать? При свете фар в темноте рисовались причудливые образы, которые, скорее всего, напугали бы меня, не будь я в таком состоянии. Сердце бешено колотилось.
- Ну, где же ты? Давай, иди сюда. Поговорим, ты же хотела! – Со слезами на глазах крикнула я в темноту. В лесу за тридцать километров от города явно никого не было. И я не боялась там никаких порицаний и мнений окружающих. Вокруг лишь безмолвно стояли деревья, и с неба огромными хлопьями шёл снег. Так, наверное, зима ставила точку, обещая вернуться через год.
- Почему ты плачешь? – Я вздрогнула от знакомого детского голоса.
- Да вот кое-кто сводит меня с ума.
- Сама виновата.
- Ну, да. Заработалась и не заметила, как у меня съехала крыша!
- Не кричи на меня, - дрожащим голосом ребёнка, вот-вот начинающего плакать, моя галлюцинация пыталась меня остановить.
- А я не кричала бы! Боже, Боже, за что? Я ведь всё делала правильно! Не для себя ведь старалась! – Начиналась истерика.
- А для кого же?
- Молчи! Что ты привязалась ко мне?
- Ради кого ты обо мне забыла?
- Ни о ком я не забыла! Я ради будущего старалась, ради детей своих! Хотела, чтобы у них всё было только самое лучшее. Вот и работала как проклятая день и ночь. И с ума сошла…, - я уже не стеснялась слёз.
- А ты не нужна такая детям.
- Конечно!! Сумасшедшая… я не только детям не нужна.
- Ты не сможешь купить счастье.
- Ты меня ещё учить будешь?
- Да в тебе не осталось ребёнка! Как ты сможешь сделать счастливыми своих детей, если не будешь знать, что им нужно?
- О чём ты говоришь?? Я смогу дать им всё, что они захотят!
- Нет. Ты однажды прогнала ребёнка, потому что решила, что он тебе больше не нужен.
- Что значит прогнала? Что за бред? Откуда прогнала?
- Отсюда, - спокойным голосом сказала она, положив крохотную ручку на сердце. Я, умудрённая жизненным опытом, казалось бы, добившаяся всего, перестала плакать и пристально посмотрела в свои детские глаза.
- Я тебя не выгоняла. Ты до сих пор у меня в сердце.
- Неправда. Иначе бы ты не могла меня видеть и говорить со мной.

* 6 *

Думала, та ночь никогда не кончится. Домой ехала уже не я, а какая-то тень. Сил не осталось, перед глазами стоял образ девочки в летнем платьице со слониками, белых гольфиках и босоножках, смотрящей мне прямо в душу. Всячески отмахивалась от внутренней горечи, делала тщётные попытки себя успокоить.

- Давай мобильник, деньги, украшения! – Эти слова заставили меня выйти из своей задумчивости, находясь в которой я даже не заметила, как поставила машину в гараж. Я обернулась. Передо мной стояла компания подростков.
- Чё, оглохла?? – Сказал шкет с пистолетом в руке.
- Минутку, только симку вытащу, - почему-то я даже не испугалась. С улыбкой протянула им свой кошелёк, телефон и золотую цепочку. Один из них хихикнул и толкнул шкета с пистолетом: «Ну, Чё встал! Давай уже!»

Выстрел. Малолетние преступники со словами: «Вот идиот!» - разбежались: кто - куда.

В голове крутилось: «Какая нелепая смерть»… Сверху на меня косо смотрел фонарь. Его свет казался таким далёким, словно свет звезды. Зачем мне теперь звёзды? Закрыла глаза. Тишину нарушало биение моего простреленного сердца. Убита ребёнком, который играл в чужую для него игру, пытаясь доказать своим друзьям свою мнимую взрослость… Весёлый конец жизни. И зачем дети так хотят взрослеть? Неужели нельзя повзрослеть без потерь? Никого не прогонять?

Кто-то загородил свет от фонаря, я посмотрела вверх: надо мной возвышалась я сама в детстве, такая недоступная в своём летнем платьице со слониками, белых гольфиках и босоножках.
- И даже сейчас ты упрямишься.
- Что ты имеешь в виду? – Шёпотом спросила я.
- Не веришь в чудеса. Ты совсем взрослая, чтобы в них верить, да?
- Значит, тот мужчина… не ошибся номером…, а говорил о тебе, то есть… обо мне. Кто он, ты знаешь?
- Какая разница. Ты так ничего и не поняла…

* 7 *

- Девочки, имейте совесть! Сколько можно спать! – Мамин голос с утра, кажется, сам на себя не похож, - уже второй час пошёл!

Открыла один глаз: родная комната. Сестра по-прежнему спала, никак не отреагировав на призывы к пробуждению. Судорожно проверяю: руки-ноги на месте, а где им, собственно, быть? Подняла голову, чтобы посмотреть в окно: там разбушевалась обеденная летняя гроза. Так это был сон? Ничего себе сон, разве они могут быть такими содержательными?

Учебный год закончился, сессия блестяще сдана. А как же иначе? Программа, которую я для себя недавно «открыла», работает со стопроцентной отдачей. За целый семестр она ни разу не дала сбой. И я взяла бы этот положительный опыт на заметку, начала бы применять его и в дальнейшем, если бы не одна маленькая деталь: этот сон, в котором я себя так и не нашла. Вряд ли он был вещим. Хотя…

Тёмные тучи, искрясь и громыхая, струями дождя падали на асфальт. Кто-то бежал в поисках «укрытия», кто-то, уже не спеша, растерянно шёл, насквозь промокший, а из автобусов скучные лица следили за тем, как бушует стихия. Ливень как будто что-то тщательно смывал. Я, как в детстве, словно околдованная, смотрела в лицо природным силам.

Я больше никогда не увижу эту девчонку в летнем платьице. Встреча с ней этой весной всё-таки оказалась не сном, как я решила для себя, а реальностью. Но эта встреча была первой и последней. Я уверена.
Автор: гость
Категория: Осенний конкурс

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация Вход