01.10.2012
Верблюды моей бессонницы

Гурген Баренц


Верблюды моей бессонницы

Рассказ-юмореска

…Вчера нам провели кабельное телевидение. Забавная это все-таки штуковина. Сто пятьдесят каналов – и один интереснее другого. На любой вкус и цвет. Хочешь смотреть сериалы, есть канал для телесериалов. Хочешь смотреть приключенческие фильмы – пожалуйста, зайди на канал приключенческих фильмов и смотри себе на здоровье. Можешь даже круглые сутки смотреть индийские фильмы, если вдруг крыша поедет или воображение разбушуется. Смотри и плачь в жилетку.
Вдруг совершенно неожиданно выяснилось, что у нас с женой и дочкой не просто разные, а несовместимые, антагонистические художественные и эстетические вкусы. До этого самого кабельного телевидения мы прекрасно ладили и дружно смотрели по вечерам новости или какую-нибудь познавательную программу, а теперь стали целыми днями ссориться из-за пульта. Жене подавай латиноамериканские сериалы, дочка открыла в себе непреодолимое влечение к музыкальным и развлекательным реалити-шоу, а я при каждом удобном случае шнырял по спортивным каналам и передачам про диких животных.
Сказав “А”, нужно сказать и “Б”. Раз уж есть кабельное телевидение, то нужно, чтобы его возможности и достоинства использовались в полной мере. Ведь это удовольствие денег стоит. Пришлось потуже затянуть ремни и купить в рассрочку еще два телевизора, потому что единственный в квартире телевизор со своим единственным пультом стал к тому времени настоящим яблоком раздора.
Зато теперь у меня есть свой телевизор и свой пульт, на который никто не зарится. И я стал смотреть в свое удовольствие передачи про дикую природу и диких зверей, всяких там хищников, львов, тигров, волков, гепардов, акул, крокодилов…
А я, должен вам признаться, натура очень впечатлительная. Наверное, поэтому и страдаю жестокой бессонницей. Сплю урывками, поверхностно, даже не сплю, а делаю вид, притворяюсь, что сплю.
Так вот, когда я смотрю эти самые передачи про диких животных, про всяких там акул и крокодилов, адреналин во мне зашкаливает, так и скачет, так и беснуется! И что самое неприятное – все мои симпатии всегда оказываются не на стороне охотников и хищников, а на стороне их жертв, на стороне потенциальной добычи. Наверное, в прошлой жизни был зайцем или антилопой-гну.
В субботний день весь день напролет смотрел я на этих львов и гиен, волков и тигров, леопардов и ягуаров, акул и крокодилов, до такой степени насмотрелся, что в глазах рябить стало, а в ушах звенело от рыка львов и мерзкого хихиканья гиен.
На ночь выпил я свою обычную дозу успокоительных капель, валерьяны, пустырника, боярышника, и приготовился к очередной схватке с бессонницей. Посчитал несколько сотен баранов, слонов и верблюдов, затем как-то совсем неожиданно для себя оказался в океане. Плавая в ластах и водолазном костюме, а вокруг меня кругами плавают здоровенные шестиметровые акулы – большая белая, тигровая, тупорылая… Пялятся на меня немигающими глазами, пасти разинули, и намерения у них вовсе не дружелюбные. А у меня в ногах – такая тяжесть, и этот акваланг – такой тяжелый, да и ласты больше мешают, чем помогают. Спасти меня могло только чудо, и это чудесное спасение состоялось. В конце концов, я был сценаристом и режиссером своего сна, а сценаристы и режиссеры спасают своих героев в любых, самых безнадежных ситуациях, выводят их живыми и невредимыми из любых переделок. Вот и в моем случае – я отчаянно барахтался в воде, пускал пузыри из акваланга, бился в конвульсиях, отталкивался от воды ластами, но никак не мог выплыть на поверхность и, тем более, подплыть к берегу. Зато я как-то сразу оказался на суше и совсем сухой, и вместо акваланга на мне были сорочка и шорты, а вместо ласт - кроссовки.
Но суша, на мою беду, оказалась африканской саванной, а я каким-то непонятным образом затесался в большое стадо буйволов и антилоп. И надо же – жив, жив закон подлости! – большому прайду львов приспичило начать свою охоту на это самое стадо. Стадо бросилось бежать, а у меня получился какой-то бестолковый бег на месте. Обезумевшие от страха и ужаса буйволы бодают и топчут меня, а сзади методично нагоняют львы и львицы с желтыми наглыми глазами…
Двадцать, а возможно, и тридцать раз вскакивал я в постели, обливаясь холодным потом. Ну еще бы – ведь меня норовили съесть, либо укусить, либо ужалить все кому не лень – нильские крокодилы, амурские и бенгальские тигры, гиены, гепарды, пираньи, белые медведи и гризли, скаты, анаконды, королевские кобры, скорпионы и тарантулы, и я убегал от них, перепрыгивая через ущелья и каньоны, озера и реки, моря и материки…
Утром жена подозрительно посмотрела на мои трясущиеся руки, которыми я пытался налить воды в стакан, и поинтересовалась:
- Это у тебя со вчерашнего? Но ты вроде вчера был в норме…
- Мне бы твои заботы! – глухо пробурчал я. Знала бы моя жена, через что мне пришлось пройти…
В воскресенье я с утра решил сменить, ну и заодно расширить, круг своих интересов. Долго переключался пультом с одного канала на другой и набрел на канал бокса и боев без правил. Вот это удача! – обрадовался я. Бои без правил я смотреть не люблю и не смотрю из принципиальных соображений, но бокс, тем более хороший бокс, всегда смотрю с удовольствием. Это, как говорится, всегда пожалуйста.
Специализированный на боксе канал смаковал все лучшие бои последних нескольких десятилетий. Показывали лучшие бои Мохаммеда Али, Роя Джонса, Джо Фрейзера, братьев Кличко, Леннокса Льюиса, Майка Тайсона, Николая Валуева, Джорджа Формена и других великих боксеров. Отличное это было зрелище, скажу я вам! Настолько отличное, что я даже чуть не забыл о хлебе насущном, а если и не забыл, то только потому, что я о нем никогда не забываю. Как можно забыть о голоде, если он – не тетка и никогда о тебе не забывает!
На ночь я опять принял свои успокоительные капли, тридцать капель этой настойки, тридцать капель той, не забыл, конечно, и о боярышнике, и с приподнятым настроением приготовился к долгим мирным переговорам с бессонницей.
Никак не пойму, каким ветром меня занесло на ринг. Мне же там нечего делать. Вы меня когда-нибудь видели? Нет, ну я серьезно, с моим животом, с моими дряблыми мышцами только на ринге меня и не хватало. Да еще эта амуниция! Перчатки, длинные, до самых колен, и широченные шорты! А самое удивительное, что зрители воспринимают меня на полном серьезе, беснуются, кричат, приветствуют. Я вконец растерялся, я ведь не настолько растерял чувство юмора и ощущение реальности, чтобы не понимать, что добром все это не кончится. А тут на ринг выходят сразу два брата Кличко, Владимир и Виталий. Я немного успокоился: видно, ребята хотят поспарринговать друг с другом, ну, я и буду третьим лишним, то есть посторонним наблюдателем.
Но не тут-то было. Они приняли воинственную стойку и напряглись, словно готовящиеся к нападению шершни.
Вы когда-нибудь видели вблизи братьев Кличко? Это же двухметровые амбалы! Они в тысячу раз внушительнее, чем по телику. Руки у них – настоящие кувалды.
- Сколько раундов? Восемь или двенадцать? – вежливо спросил я.
- Это же бой на чемпионский пояс, - ответил Владимир. – Пятнадцать раундов, и ни раундом меньше.
- Да не нужен мне ваш чемпионский пояс, - захныкал я. – Я домой хочу.
- Ну вот, получишь нахлобучку и пойдешь домой, - заржал Виталий. – Если, конечно, адреса не забудешь.
- Вы что же это, двое на одного? – попытался я их урезонить или хотя бы выиграть секунду-другую времени.
И тут ударил гонг. Я едва успел принять защитную стойку, как на меня с двух сторон обрушился шквал ударов. Хук слева, джеб слева, апперкот справа, а я все держу и держу стойку, и при этом сам я бить никого не собираюсь. Нет у меня такой привычки, ну что тут поделаешь!
А они, эти хваленые братья-чемпионы в супертяжелой весовой категории, видят, что я только обороняюсь и даже не помышляю об атаке, и все равно бьют наотмашь, что есть силы, так, что воздух гудит от их ударов – дзынн, дзынн.
Мне было очень больно и обидно, но обиднее всего было из-за того, что ни одна сволочь из сидящих и улюлюкавших в зале зрителей не встала и не сказала: “Да что же здесь происходит! Это же избиение, это же форменное безобразие. Сейчас же прекратите!”
Для меня так и останется непостижимым, каким образом я умудрился выстоять все пятнадцать раундов. А ведь выстоял! Вероятнее всего, просто не догадался упасть и переждать, пока судья досчитает до десяти и объявит нокаут.
Братья Кличко остались явно недовольными тем, что им присудили победу по очкам. Я же, посчитав, что достойно выдержал это испытание, попытался нырнуть под канаты и покинуть ринг, но меня тут же поймали и снова затащили обратно.
- Сейчас тебе предстоит сразиться с Майком Тайсоном. Будь осторожен, у него кличка “Железный Майк”, - сказал мой секундант тоном заговорщика. Я этого секунданта где-то видел, во всяком случае, он был очень похож на мою бабушку.
После Майка Тайсона меня пятнадцать раундов мутузил Леннокс Льюис. Затем еще пятнадцать раундов меня избивал Мохаммед Али, а на очереди стояли Эвандер Холифилд, Рой Джонс, Джо Фрейзер и еще несколько чемпионов-супертяжеловесов.
…Утром я встал с постели абсолютно разбитый, избитый; моя голова звенела, как гонг, гудела, словно чугунный чан, или даже колокол. Я был в глубоком нокдауне, или даже в нокауте.
- Нет, хватит, - сказал я жене, а может, себе самому. Нужно кончать с этим боксом.
Решено – вот чуть-чуть оклемаюсь и переключусь на теннис. Там тоже – крутые профи, там Федерер, Джокович, Надаль, Маррей… Там тоже мне нечего делать. Но зато хотя бы морду мне там не расквасят…
Автор: гость
Категория: Осенний конкурс

Всего комментариев: 1
+1  
1 kimijoong   (02.10.2012 12:17)
Забавненький рассказ :))) в конце улыбнулась от последней фразы. Заканчивать рассказы, нужно уметь :))) Спасибо ))) biggrin

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация Вход