04.10.2012
Рассказ для тех, кто живет в заброшенном доме

Две неживые стрелки часов висят на стене. Я делаю кофе, и крыса блестит из угла глазами. Спрашиваю:
- Будешь?
Она подходит к столу. Смотрит на меня снизу.
- Тебе сколько сахара?
- Две.
Пьем молча. Сидим на полу. У меня чашка, у нее блюдце.
- Ты как здесь? - вдруг спрашивает она.
- Не знаю.
И понимаю, что забыл выключить газ.

Два этажа, два крыла, четыре коридора, лестница, двери. План эвакуации как анатомический атлас одинокого существа: скорее всего птицы. Когда я иду по коридору, эхо шагов стучится в двери, и я все время ожидаю, что они приоткроются, и сквозь щелку на меня настороженно будут смотреть обеспокоенные, но внимательные и бдительные жильцы. Соседи.

На самом деле открываешь дверь, а в комнате дождь. Холодный, осенний: пахнет мокрыми крупинками песочных часов. И если войти, промочишь туфли или тапочки - в чем ты, там, сегодня? За окном тоже пасмурно. В центре маленький бумажный кораблик, и если на него не смотреть, то кажется, что с него тебе кто-то машет рукой. Хочешь помахать в ответ и чувствуешь себя как-то глупо. Получается какой-то неуверенный жест, словно ты сегодня не вовремя зашел. Легко киваешь и выходишь. И чего хотел, не помнишь уже.

Или зайдешь на кухню, там чайник свистит, зовет кого-то. Ты конфорку выключишь, сядешь рядом, помолчите вдвоем - станет легче.

А сейчас ты читаешь. Я стою за твоим левым плечом и вижу часть текста, лица и комнаты. Закрой, пожалуйста, окно. Мне холодно.

Пожалуйста.

Ты же слышишь, как шуршит ветер. Выхожу в коридор, закрываю за собой дверь, оставляя тебя одного. Читай, не буду тебе мешать.

В конце коридора идет человек. Через десять шагов он вскроет небо. И дождливые кишки вывалятся сквозь разрез, вымажут лица прохожим, и те уцепятся за них, и будут болтаться, раскачиваясь и счастливо визжа. А остальные будут думать, что это небо грустит. Остальные укутаются шарфами, и будут куда-то идти. Ведь через десять шагов у них, может, начнется зима.
Человек останавливается, оборачивается и смотрит мне в глаза: «Ну и что дальше?» - спрашивает он у меня. Пожимаю плечами и делаю вид, словно я здесь совсем не при чем. Он отворачивается, уходит.
Если бы я был психопатом, то убил бы его прямо там за углом.
Если бы я был человеком, то плюнул бы ему на спину.
Если бы я был поэтом, то не обратил бы на него внимания.

Но мне скучно. Хочется с кем-то поговорить. Подхожу к телефону-автомату, набираю номер.
- Алло?
- Вы ошиблись.
- Извините.

Снова номер. Говорю:
- Алло?
- Привет! Ты знаешь? Зима началась!
- И снег идет?
- Да, пушистый такой.
- Может, погуляем пойдем?
- Ой, я сегодня не могу, у меня встреча важная. И вообще я занята сейчас очень сильно.
- Конечно.
- Ты на меня не обижаешься?
- Ты же знаешь, я не умею. Мне просто может быть скучно.
- Ну ладно, пока! Я тебе напишу!
- Пиши.
Слушаю телефонный гудок. Крыса подходит сзади и спрашивает:
- Может, пойдем еще кофе попьем?

Сидим на кухне. У меня чашка, у нее блюдце. Кончился сахар.
- Знаешь, - рассуждает крыса, - иногда так хочется пить, что даже уксус соблазняет и сводит с ума. Тогда не замечаешь ничего и пьешь как воду. А иногда наоборот: понимаешь, что это именно то, что нужно сейчас. Или отплевываешься потом… Но лучше пить кофе, конечно. С ним все как-то спокойнее, что ли…
- Определенней.
- Точно. Если б еще и сахар был…
- Давай я принесу, хорошо?
Крыса грустно улыбнулась, словно вспомнила что-то. Они мелкие и острые.

Иду за сахаром, а в коридоре туман и черные деревья настороженно обретают форму. Застегиваю куртку, пахнет сырой листвой и очень тихо. Так тихо, что очень приятно напевать себе что-нибудь под нос. Получается, конечно, плохо, но тебе нравится. «Ты давно здесь?» - спрашиваю. Ты удивленно на меня смотришь. «Да ладно, - говорю, - еще привыкнешь, перестанешь удивляться… тогда точно надолго. Дай мне сахар, пожалуйста».
Возвращаюсь, верчу в руках три кубика: два белых, один красный. На кухне пусто. Ну и ладно, оставлю себе. Смотрю в окно.

Там человек держится за карниз крыши. Ему холодно. Его тошнит.
Метром ниже окно с зелеными занавесками, желтым светом и белой геранью на подоконнике. За окном девушка ходит по кухне и готовит себе ужин: чай, два бутерброда, шоколадная конфета.
Человека продолжает тошнить.
На подоконник запрыгнула кошка и начала вылизываться.
Затекла правая рука.
Люди внизу идя домой смотрят в окно на девятом этаже, потому что там уютно. Человека, соответственно, не замечают.
Хочется пить и блевать.
Бутерброд падает маслом вниз. Кошка перестает вылизываться и настороженно прислушивается. Люди внизу ничего не замечают.
Кружится голова. Дрожь. Холод.
У кого-то внизу звонит телефон:
- Алло?
Кошка продолжает вылизываться, бутерброд летит в мусорное ведро, закипает чайник.
- Ты где сейчас?
Тошнит.
Девушка включает телевизор - там кто-то падает с крыши.
- Я тебя тоже люблю.
Левая рука соскальзывает. Холодно.
Кипяток наполняет чашку.
Кошка влажно чавкает. У нее длинный розовый язык.
Человек срывается вниз. Видишь небо?
Кипяток окрашивается коричневым. Пахнет свежим чаем.
- Пока.

А здесь всего лишь два этажа. И если поджечь, дым будет стелиться по потолку, иногда выползая в окна - отдышаться.

Когда-то здесь была война. И тогда для того чтобы не смотреть в окна заколотили досками все зеркала.

Слева на столике стоят шампанское и фарфоровая балерина. Угощайся, только не разбей ничего. Не то, чтобы дорого как память, просто я не знаю, откуда она здесь взялась. Столько лишнего и ненужного всего... Действительно, иногда иду и удивляюсь. Велосипед в коридоре, чьи-то тапочки порванные, подсвечник, кофе недопитый.

Хуже всего, когда зонты. Там, улыбки или пепельницы - это нормально, ладно, но зонты... И не спрашивай меня почему. Не зли.

Да, кстати, если встретишь, не пугайся. Эту крысу зовут Красс и она последней сбежала с корабля. Еле дошла сюда по воде, там ночью такие морозы...У нее теперь нет хвоста и мочек ушей, а еще постоянно знобит.

А прошлой ночью было совсем страшно. Ходит по комнате от стены к стене, шагами пролеты меряет, и если бы мебель была или нежности немного, все бы в щепки поломала, только бы не останавливаться. И курит постоянно, сигарету за сигаретой достает, две тяги сделает и выбрасывает, затушив об стену. Что? Не замечал ни разу? И, главное, ты не бросай за собой свет. Когда уходишь - выключай. Мне очень дорого платить потом. А денег нету ни души.

И кстати, я давно хотел тебя спросить, ты где купил себе такое эхо? Просто твой взгляд стучит как будто каблуки. Я сколько не искал, все никак не получалось. Так что вот твои зубная щетка и тапочки. Держи. Твоя комната в конце коридора. Там еще веревочная лестница прибита к потолку, словно в насмешку: поднимаешься на две ступени и бьешься головой о потолок, но зато там пахнет океаном. Эту лестницу обрывали уже несколько раз, но потом всегда приспосабливали обратно. Ты, я думаю, разберешься. А мне пора уже, если честно. А то что-то я уже засиделся. Давай, счастливо оставаться.

Вадим Корвин Гололобов
Автор: Корвин
Категория: Осенний конкурс

Всего комментариев: 3
+1  
1 Alien   (08.10.2012 19:43)
" Не то, чтобы дорого как
память, просто я не знаю, откуда она здесь
взялась. "— как знакомо)) просто боишься выбросить чужую память, которая давным давно им забыта . happy

+1  
2 Жень-Шень   (12.10.2012 08:38)
интересно написано..атмосферно. много пространства для домыслов - чувствуешь себя свободно. хороший рассказ, спасибо вам за него)

+1  
3 Lunita   (05.11.2012 22:23)
Да, действительно рассказ для тех, кто живет в заброшенном доме. Когда каждая часть дома живет своей жизнью, выполняя свои функции и сохраняя чужую память, что может быть лучше, чтобы скрасить свое пребывание за чашечкой кофе с сахаром. И всегда найдется с кем поболтать... Есть о чем поразмышлять. Удачи вам!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация Вход