05.10.2012
История одного сна

Мила Гунько
История одного сна
Донья Лучия проснулась рано, солнце едва поднялось над морем. Она посмотрела на спящий город вдали, тяжело вздохнула и прошептала: - Еще один день.
Она долго молилась у икон. А затем, с трудом поднявшись с колен, позвала служанку.
***
- Ну, вот, - сказал донье Лучии доктор, - все без изменений. Она спит, - он с опаской посмотрел на старую женщину. Они находились в больничной палате. Перед ними на широкой кровати лежала девочка лет девяти, внучка доньи Лучии. Она беспробудно спала долгих пять лет с момента страшной автомобильной аварии, забравшей жизни ее отца и матери. Жизненную искру в маленьком теле поддерживали специальные устройства, которые доктор почтительно называл «искусственной жизнью».
Донья Лучия была матерью отца девочки. Она была стара и одинока. Братья и сестры ее умерли, дети их разъехались по миру, редко сообщая о себе. Донью страшила мысль о внезапной смерти: она не могла доверить жизнь внучки никому из людей. Она молила Бога о заступничестве, возлагая на него свои тревоги и надежды.
Донья Лучия была богата. И потому главный врач больницы начинал свой рабочий день у кровати девочки, собирая всех докторов, медсестер и сиделок.
- Она – ваш хлеб насущный, - говорил он им, показывая на спящего ребенка. – Я хочу, чтобы вы помнили – пожертвования достопочтенной госпожи дают нам и работу, и уверенность в завтрашнем дне. Но, если донья Лучия будет недовольна кем-либо из вас, я, не задумываясь, выкину его из больницы.
- Присматривайте за ней хорошо, - сказала донья Лучия, мельком взглянув на доктора: жесткие огоньки вспыхнули в ее глазах. Это означало одно: она, строгая и взыскательная, не даст спуску ни доктору, ни больничной прислуге. - Следите за приборами денно и нощно, - требовательно произнесла она.
Доктор послушно кивнул и тотчас возле девочки появилась медсестра. Она скрупулезно осмотрела приборы у кровати и замерла на стуле, не сводя глаз с ребенка.
***
- Ну, что? - спросил большой рыжий кот у девочки. - Еще не отключили «искусственную жизнь»?
- Нет, - огорченно ответила та.
- Ну, я тебя предупредил, - произнес он, заглянув ей в глаза. - Мы, коты, так долго не живем, как вы – люди. И я не знаю, смогу ли и дальше путешествовать с тобой.
- Ну, пожалуйста, еще две-три страны и все, - умоляюще произнесла девочка и прижала худенькие руки к груди. – А там, глядишь - прибор сломается, - девочка радостно улыбнулась, поддерживая в нем надежду.
- Ну, не знаю, не знаю, - произнес кот и медленно пошел к двери домика, стоявшего неподалеку. – Не пора ли нам чего-нибудь съесть? –спросил он и девочка, обрадовано, ответила:
- Пора. Есть кильки в томате и бычки в подсолнечном масле. – Она заглянула в полупустой холодильник, стоявший во дворе: – Хлеб, зеленый лук и чеснок.
- Это мы уже ели во вчерашней стране, - раздраженно сказал кот, - сторож нефтебазы угощал нас. Как, позабыл, звалась его страна? Далекий Союз или Мирный Совет?
- Ты все перепутал, - сказала девочка, - его страна звалась Советский Союз.
- Какое странное название, - произнес кот. – То ли дело Рыбная страна, или Колбасный Мир. Они и произносятся вкусно, и пахнут приятно. Только названия, не говоря уже о самих странах, - кот зевнул и спросил: - Что он там говорил о своей стране?
- У них колбаса дешевая, и водка тоже. А хлеб – по шестнадцать копеек, - ответила девочка. – И еще, он пел.
- Он не пел, - запротестовал кот, - он выл.
- Нет, он пел: «Широка страна моя родная...».
- Хорошо, хорошо, - перебил кот, - что-то есть очень хочется. Давай, придумывай чего-нибудь.
- Ладно, - согласилась девочка и зажмурилась. – Придумываю новую страну: она будет похожа на рай, на маленький рай. Зеленый, с золотистым песком, и вокруг него голубое море.
- Не важно, - поторопил ее кот, - поищи изобильную страну, чтобы без голода и страданий. И без болезней.
- Готово, - произнесла девочка, - эту страну называют Грэйт Ания. И мы находимся на самом юге. Летом, - она открыла глаза и выдохнула.
Перед ними раскинулась широкая набережная. По ней гуляли люди, улыбаясь и радуясь друг другу. Уютное кафе разместилось возле самой воды и от него во все стороны расплывался нежный кофейный аромат. В ослепительной морской дали то ли плыли, то ли парили в воздухе разноцветные парусники. На большой вывеске у кафе было написано:
- Welcome to Marina!
Возле ажурной беседки играл на саксофоне молодой мужчина. В металлической коробке из под печенья, стоявшей на асфальте, лежали монетки и бумажные деньги.
- Давай одолжим у него немного денег на еду и мелкие расходы, - произнес кот и медленно пошел к саксофонисту.
- Этого делать нельзя, - попыталась остановить его девочка. - Он заработал деньги, а ты хочешь их украсть.
- Я хочу есть, - зло сказал кот. - Как же мне быть?
- Заработай или вежливо попроси. Возможно, мужчина сжалится над нами и даст немного денег, - подумала она вслух.
- Я бы не дал, - ответил кот и уселся рядом с музыкантом. Уловив ритм его музыки, он стал тихо подвывать и мяукать, закрыв глаза.
Удивленные люди окружили музыканта и кота, и с любопытством смотрели на них. И, как только звуки мелодии смолкли, толпа взорвалась аплодисментами: люди свистели и весело кричали, бросая в коробку деньги. Кот и музыкант исполнили еще одну песню и снова вызвали шквал оваций. Затем, музыкант поклонился людям и, вынув из кармана недоеденный бутерброд с ветчиной, положил его перед котом. А сам ушел, захватив заработанные деньги.
Кот отодвинул бутерброд лапой и вернулся к девочке. Та сидела на лавке и смотрела на море. Кот обиженно спросил у нее:
- Почему люди такие жадные?
- Ты не прав, кот, - сказала девочка, - этот музыкант очень голоден. Тех денег, что вы заработали, хватит ему на пару дней. Поверь, он очень благодарен тебе за помощь, - она улыбнулась и погладила его по спине.
- Позвольте, мисс, предложить вам угощение, - неожиданно прервал их разговор молодой официант из кафе. – От почитателей вашего таланта, - вежливо поклонился он коту и поставил на лавку большую пластиковую тарелку. На ней лежали кусочки жареного бекона, несколько листиков салата и ломтик пиццы. Официант снова поклонился и побежал к кафе.
- Ну, вот, - сказала девочка, - люди оценили твое пение и подарили тебе вкусную еду.
- Ты обещала рай, а здесь раем и не пахнет, - пробурчал кот, жадно поедая бекон.
- Не будь привередливым, - сказала девочка, - рай богат не только едой.
- А, чем же он еще богат? –с любопытством посмотрел на нее кот.
- Рай - это место, где тебе легко дышится, куда ты прячешься в минуты самых сильных тревог и несчастий, - ответила девочка и закрыла глаза. - Я с нетерпением жду, когда окажусь в настоящем раю.
- Что вы, милочка, знаете о несчастии? – раздался рядом скрипучий старушечий голос. – Позвольте мне вмешаться в разговор.
Девочка и кот обернулись и увидели старую даму на небольшом электромобиле.
- Здравствуйте, леди, - вежливо произнес кот и осторожно задвинул под тарелку кусок пиццы. – Вы, случайно, не голодны? – поинтересовался он.
- Нет, юноша, - ответила старая дама и вскинула руку вверх. И тотчас у кафе взметнулось что-то белое и кинулось к ней. Девочка и кот увидели повара в белом переднике и колпаке. Он бежал, стремглав, и вскоре остановился возле старушки. Торопливо отдышавшись, он почтительно спросил:
- Чего изволите, миссис Блюм?
- Миссис Блюм? – разом повторили девочка и кот. – Так это вы - хозяйка всех сказок? – спросил кот у старой дамы.
- Это не совсем так, друг мой, - ответила старушка. И, обращаясь к повару, она ласково произнесла:
- Принесите-ка нам кофе, Томми.
- И горяченькой рыбки тоже, и побольше, - попросил кот, улыбнувшись.
Повар поспешно кивнул, и так же быстро исчез.
- Так, о чем это я? – старалась вспомнить миссис Блюм, сконфуженно глядя на девочку. И кот подсказал ей:
- Вы говорили о том, как сделать человека счастливым.
- Я не могла сказать такое, - произнесла старая дама, широко раскрыв глаза. – Человек и счастье - вещи несовместимые. Я, наверняка, говорила о человеческом несчастии. Страх и ужас, - произнесла она и выразительно посмотрела на вернувшегося повара. Тот, от ее слов, сильно побледнел. И лицо его стало испуганно вытягиваться, а губы плотно сжались.
- Полно, голубчик, - обратилась к нему миссис Блюм, - это не имеет к вам никакого отношения. Эти «страх и ужас» относятся к моему склерозу. Вот, я снова забыла, о чем шла речь.
- Вы рассказывали нам о том, что люди и счастье несовместимы, - подсказал ей кот. – Почему? –удивленно спросил он и потянулся к тарелке с рыбой. Он очень хотел, чтобы ее рассказ был долгим и интересным. Поэтому, он торопил миссис Блюм.
- Вы очень нетерпеливы, юноша, - сказала старушка и поднесла напиток к губам. Повар с умилением смотрел на нее. – Кофе прекрасный, Томми, благодарю вас, - произнесла миссис Блюм и сдержанно улыбнулась.
Повар засветился от радости, заулыбался. И, поклонившись, бросился назад, к кафе. Потому, что публика с нетерпением ждала его у пустого окошка.
***
Донья Лучия замерла перед иконой и, вспомнив прожитый день, горько заплакала: слезы потекли по щекам и тело ее задрожало от рыданий. Она так хотела закричать, выплеснуть горе из глубины сердца. Но сильный стук в дверь остановил ее. Она быстро вытерла глаза и, взглянув на икону, тихо попросила: - Еще один день.
***
- Опять плачет? – спросил кот. И девочка кивнула в ответ. – Вот беда, вот горе, - произнес кот и облизнул жирные губы. – Только и дел: выдерни из розетки эти чертовы приборы, и все – живи и радуйся!
- Вы так не правы, юноша, - отозвалась миссис Блюм, и слегка поежилась: вечерний холод донимал ее. Она посмотрела на девочку и кота и вежливо спросила: - Не откажитесь ли вы погостить у меня несколько дней?
- А вы гарантируете нам сытую жизнь? – нахально спросил кот.
- И сытую, и разнообразную, и счастливую, - произнесла миссис Блюм. И медленно поехала по набережной. За ней, не спеша, пошли кот и девочка.
Дом миссис Блюм был высоким и красивым. Цифры под крышей раскрывали всем дату его рождения – дом был старым.
Едва старушка и гости вошли в прихожую, дом раздраженно вздохнул и с шумом захлопнул дверь.
- Что опять? – недоуменно спросила миссис Блюм и огляделась.
- Вы забыли ключи, леди, - со скрипом произнес дом, - а ведь я напоминал вам о них трижды. Когда-нибудь вы будете спать на улице, под забором. Я закрою дверь и не впущу вас, - сердито пробурчал дом.
- И это он с вами так разговаривает? – удивленно спросил кот, почесывая лапой бок. – Картонная коробка в три этажа, покрытая столетними обоями. Давайте подожжем его, а на пустом месте построим высокий кирпичный дворец, с мраморными ступенями, - куражился кот.
- Кто это? – сердито спросил дом у миссис Блюм.
- Гость. Кот, - ответила старая дама. – Элиза, - громко позвала она. Дверь слева открылась и в прихожую вошла молодая красивая женщина. – У нас гости, - пояснила миссис Блюм служанке. - Приготовьте ужин: много мяса, рыбы и зелени. Да, - вдруг вспомнила она, - это - девочка и кот. – Старая дама помолчала пару секунд и исчезла.
- Вот, вот, - повернувшись к девочке, испуганно прошептал кот, - этого я и боялся. Всяких там колдунов и ведьм, нечисти разной. – Затем он обратился к Элизе, спросив: - Вы тоже сказочная?
- Да, - ответила служанка и пригласила их в гостиную.
- Только этого нам не хватало! – зашептал кот девочке. - Сначала миссис Блюм, затем дом, теперь служанка. Наверняка, в доме живут привидения, – подытожил он и с испугом посмотрел на Элизу. Но служанка промолчала и, поклонившись, вышла из гостиной. А кот и девочка стали рассматривать портреты на стене. На первом был изображен мужчина средних лет, высокий и худой.
- Какой-то он живой, - настороженно произнес кот и оторопел, потому что мужчина на портрете ожил и сказал:
- Разрешите представиться: Ханс Христиан Андерсен, племянник миссис Блюм, в некотором роде известный сказочник.
- Здравствуйте, мистер, - испуганно пробормотала девочка, - рада знакомству.
- Идите к нам, милая, - позвал с другого портрета мужчина с большими усами.
- Идите к нам, - произнес мужчина с третьего портрета, и добавил: - Мы с ним братья – Гримм. Слыхали?
- Я слышала ваши сказки. Мне их читает по вечерам сиделка по имени Тереза, - пояснила девочка и поклонилась мужчинам.
- Какой ужас творится в этом доме, - прошипел кот и вздрогнул, потому что в гостиную вошла миссис Блюм.
- Ну, что же, – произнесла старая дама, - пора и за стол. – Она приветливо посмотрела на гостей: кот испуганно попятился и спрятался за девочку.
В гостиной вдруг появился большой круглый стол, накрытый белой скатертью. Хрустальные графины и пузатые бутылки собрались одной звонкой компанией и расположились в его центре. На широких блюдах лежали зажаренные бараньи бочки, мясной рулет с зеленью и орехами; золотистой корочкой отсвечивал копченый окорок; колечками, палочками, изящными дужками лежали домашние колбасы. Рядом стояли хрустальные салатники, в которых, прижавшись боками, лежали мелкие помидоры, огурчики, перцы, листья и стебельки разных трав. И от всего этого исходил такой дурманящий запах!
Миссис Блюм села на высокий стул, девочку и кота она усадила слева от себя.
- Время ужина, - громко произнесла она и добавила: - У нас гости.
И тотчас в гостиной появились мужчины и женщины. Они почтительно кланялись миссис Блюм и занимали места за столом. На женщинах были изысканные вечерние платья, мужчины были в строгих черных костюмах.
- Ну, вот и прекрасно, - сказала миссис Блюм, - все собрались. Приступим к угощениям.
Она посмотрела на кота, сидевшего рядом с девочкой. Тот жадно ел мясо из большой тарелки, и тихо мурчал. Миссис Блюм улыбнулась и слегка прикрыла глаза: сверху полилась тихая, нежная музыка. Сидевшие за столом, заулыбались. Вдруг ритм музыки изменился: она стала веселее, шаловливее.
- Шарль, - произнесла миссис Блюм, повернув голову к мужчине с пышными усами, - опять ты за свое. Оставь свои шутки на потом.
- Ваша музыка навевает тоску, мадам, - произнес мужчина с усами, - и ухудшает пищеварение. Нам нужен ритм, который бы активизировал жизненные силы и стимулировал дух.
- Тогда, военный марш? – спросила миссис Блюм. И все громко засмеялись.
- Может быть, - ответил мужчина и усмехнулся.
- Кто наши гости? – спросила молодая женщина в красивом кружевном платье.
- Кот и девочка, - произнесла миссис Блюм и почему-то приложила палец к губам.
Сидевшие переглянулись и полный мужчина заговорщицки прошептал:
- У нас сегодня будет интересный вечер? Возможно, с интригой?
- Возможно, возможно, - ворчливо произнесла миссис Блюм, - только без лишних слов. Следите за собой. Вы всегда торопитесь, и все портите.
Люди за столом стали перешептываться, глядя на девочку и кота. Тот очень нервничал: ему казалось, что все они нарочно заговорили, чтобы отвлечь его от еды. И он демонстративно игнорировал их, показывая, что не намерен болтать, пока не наестся досыта. Девочка же ела без аппетита, она поглядывала вокруг и вверх, откуда лилась прекрасная музыка. Наконец, когда все устали от еды, миссис Блюм громко хлопнула в ладоши. Вкусности, стоявшие на столе, вмиг исчезли, и только тарелка перед котом оставалась полной. Кот вздрогнул от неожиданности и зло посмотрел на людей: он понимал, что обращает на себя внимание. А это означало лишь одно: ему не дадут есть, начнут отвлекать ненужными разговорами и вскоре заберут тарелку с едой.
- В вашей игре бывают исключения? – недружелюбно спросил он у миссис Блюм. – Может, я посижу, послушаю всех вас?
- Увы, - вежливо произнесла старая дама, - все принимают участие в игре. Если вы не успели поесть, мы подождем, - она мило улыбнулась коту.
- Спасибо, мы уже наелись, - произнесла девочка и отодвинула тарелку с мясом на середину стола. Кот выразительно взглянул на нее.
- Не отчаивайтесь, друг мой, - ласково сказала миссис Блюм, - вы сможете поесть в любое время. Еда находится под рукой, - она показала на маленький столик с рулетами, колбасами и окороками.
Кот подчинился, но обиженно поглядывал на всех.
- Вот и хорошо, - произнесла старая дама и окинула всех строгим взглядом. - История такова, - она с нежностью взглянула на девочку. - Маленькая девочка находится в больнице много лет. Она тяжело болеет и вероятность ее исцеления невелика, - миссис Блюм замолчала и задумалась. И в этот миг мужчина с пышными усами вдруг сказал:
- Я наслышан об этой девочке. Она находится в коме. И она спит.
Миссис Блюм гневно взглянула на него. И губы ее готовы были излить ругательства. Мужчина понял, какую непростительную ошибку он совершил, но было поздно. Потому, что в гостиной появился новый гость. Коту почему-то показалось, что у гостя были большие черные крылья. Но он ошибался.
Гость был прекрасен лицом и телом. На нем была тонкая черная туника, изящный венок из красных маков украшал его голову. Густые кудри покрывали плечи, большие карие глаза внимательно смотрели на людей в гостиной. Мягкая улыбка очаровывала всех и каждого. Он огляделся вокруг. И когда его взгляд коснулся девочки, он встрепенулся и засветился каким-то внутренним светом. Кот поймал этот взгляд и, не отводя глаз от гостя, вызывающе произнес:
- Неприлично так смотреть на женщин, сэр.
Гость вздрогнул и смутился. И, медленно переведя взгляд с девочки на кота, он тихо произнес:
- Я очень виноват, если вызвал у вас такое чувство неприязни. Приношу извинение всем, кого я обидел.
В гостиной воцарилась тишина и только миссис Блюм, поклонившись гостю, с чрезвычайной вежливостью сказала:
- Извините и вы нас, милорд, за то, что мы побеспокоили вас в столь поздний час. Право, это не стоило вашего внимания. - Она зло посмотрела на усатого мужчину. - А все - наша несдержанность и излишняя болтливость, - произнесла она и прикрыла глаза.
- Полно, - ответил гость, - не о чем говорить, ведь я уже здесь. И, как мне показалось, речь шла о спящей девочке. Ведь так? - Гость взглянул на миссис Блюм.
- Так, - выдохнула старая дама. – Но она, милорд, еще жива. И скорее очень жива, чем наоборот.
- Ну, это нетрудно проверить. Не правда ли? –гость снова повернул голову к сидящим за столом. – Для этого мне нужно лишь взглянуть на эту девочку. И все, - ласково улыбнулся он. Все люди вздрогнули и сжались, как от сильного холода. А гость неторопливо пошел к девочке.
- Вы, сэр, имеете власть над жизнью и смертью? – тихо спросила его девочка.
- К сожалению, нет, - огорченно произнес гость, садясь рядом с ней. – Но, я могу рекомендовать, высказывать мнение по этому поводу. Так сказать: запускать машину в действие.
- Слава Богу, - радостно проговорила девочка и сказала: - я хотела бы умереть, по-настоящему. - Она замолчала, а миссис Блюм громко выдохнула.
- Вот и все, господа, - радостно произнес гость. - Ребенок хочет умереть. Девочка устала от боли, одиночества и тоски.
- И это правда. Ведь она ничего не знает о другой жизни, - раздался вдруг чей-то громкий голос. И все повернули голову к говорящему. У большого окна гостиной стоял новый гость – блистательный, прекрасный и могущественный. Он был белокур, статен и величественен: белоснежная туника грациозно прикрывала его тело, на плече висел серебристый колчан со стрелами.
- Ах, Эрос, - произнес с досадой первый гость.
- Ах, Морфей, - саркастично ответил ему Бог любви.
Миссис Блюм поклонилась новому гостю. Она поняла, что игра стала непредсказуемой и интересной. Кот, внимательно слушавший разговор нежданных гостей, потянулся к старой даме и прошептал на ухо:
- Никак не разберусь: Морфей - это кто? И, кто такой Эрос?
- Потише, голубчик, потише, экий вы неуч, - произнесла миссис Блюм. - Наши гости – могущественные Боги. Морфей – Бог сновидений, Эрос – Бог любви и страсти.
- Ну, что же, - взглянув на Эроса, произнес Морфей, - девочка сама изъявила желание. Ее никто не принуждал, - он протянул к ребенку руку. Но Эрос остановил его, сказав:
- Ты нарушаешь правила игры, брат. За девочку должно вступиться хотя бы одно существо. Ведь она даже и не жила. Если же никто не отдаст за нее свою жизнь, ты вправе забрать ее. Но при этом, очень важно, - Эрос многозначительно помолчал, - чтобы Персефона одобрила это решение.
- Будь спокоен, брат, - самоуверенно ответил Морфей, - она не будет против.
- Я не совсем понял, - вмешался в их разговор кот. – У этой игры есть правила?
- Конечно, - ответила миссис Блюм. – Если найдется хотя бы одно существо, пожелавшее отдать жизнь за девочку, она будет жить.
- Ясно, - произнес кот и, повернувшись к Морфею, сказал: - Я готов умереть за ребенка.
- Блеф, - рассмеялся Бог сновидений, - ты готов за кусок мяса продать совесть, стать вором и негодяем. Такие существа не отдают жизнь за других. И потом, на что ты надеешься? Готов ли ты к тому, что ждет тебя после смерти?
- Не слушайте Морфея, достопочтенный кот, - произнес Эрос. – Там, куда вы уйдете, тоже жизнь. Несомненно, она полна тяжких трудов, но в ней случаются и такие вечера, как этот – сытый стол, добрые друзья, теплая комната. А, может быть, вы не откажетесь стать моим другом?
- Ваше предложение, сэр, весьма заманчиво, - сказал кот и подошел к девочке. – Я бы очень хотел быть твоим другом, всегда. Сколько бы я ни умирал и не рождался.
Затем он повернулся к Морфею и тихо произнес:
- Я готов, брат, пойдем к Персефоне.
- Не так быстро, - остановил его Эрос, - возможно, будут и другие предложения.
***
- Господи, - вдруг услышали они дрожащий старческий голос, - преклони ухо твое и услышь меня. – Донья Лучия горько заплакала: - Забери душу мою и жизнь мою, а взамен верни к жизни дитя, девочку мою.
***
- Это второй голос, - произнесла миссис Блюм и с опаской посмотрела на Морфея.
- А третьего не будет, - произнес тот. - Некому больше заступиться за девочку.
- Ну, если все так плохо и некому слово сказать... Позвольте мне? – раздался вдруг свысока женский голос.
- Персефона? – удивленно прошептал Морфей. – Почему ты здесь? зачем?
- Жалко девочку, - произнес голос, - да, и кот мне понравился. Я беру его себе. Есть в нем какая-то сила и кураж, - женский голос помолчал, а затем сказал: - Сделка состоялась, обмен завершен.
- Ну, почему, Персефона? – обиженно спросил Морфей. - Ведь все было решено.
- Какой ты непонятливый, Морфей, - раздраженно произнесла Богиня смерти и добавила тише: - Кто же с Богом любви ссорится? - Она помолчала, а затем, громко сказала: - Шоу удалось. Спасибо, миссис Блюм. - И гости исчезли.
Люди, сидевшие за столом, облегченно вздохнули. Они взглянули на стул, где сидела девочка, но он был пуст. Исчез и смелый кот.
Миссис Блюм осторожно наклонилась к усатому мужчине и шепотом произнесла:
- Все получилось даже лучше, чем я предполагала. Всемогущая Персефона права – шоу удалось. И кот – таким героем оказался! Как, однако, мы хорошо его пристроили. Нам защитник в таком месте очень пригодится.
Миссис Блюм встала и, бросив на ходу «спасибо, прощайте», вышла из гостиной. Люди за столом стали исчезать. И Элиза торопливо понесла на кухню поднос с колбасами, рулетами и тарелкой кота. Но, переступив порог кухни, она вдруг заметила, что тарелка исчезла, а с ней и куски жареного мяса. Тогда служанка остановилась и, подняв глаза кверху, улыбнулась и погрозила пальцем.
***
- Как это случилось? – спросил удивленный доктор у ночной сиделки. – Вот так взяла и проснулась?
- Открыла глаза, синьор, – ответила сиделка и заплакала от радости, глядя на девочку.
Донья Лучия сидела возле внучки и счастливо улыбалась.
- Это все Бог, - думала она, - это он. Он все исправил, по своему, по-божески. – Ей вдруг показалось, что яркая голубая искра вспыхнула и погасла перед глазами. И донья торопливо поцеловала крест у себя на груди.
***
- Ты был не прав, брат, - обиженно произнес Морфей, - девочка сама хотела уйти.
- Ну, что ты, брат, как маленький, - усмехнувшись, сказал Эрос, - разве можно верить женщинам: хотела бы, ушла.
Автор: Ice
Категория: Осенний конкурс

Всего комментариев: 6
+3  
1 лайминка   (08.10.2012 14:22)
Да кошки такие ) Они помыкают нами как хотят, но стоит опасности подойти к их хозяевам поближе и они не раздумывая кинутся её растерзать.. И знаете почему ? Кто же им даст любимый лакомый кусочек как не живой хозяин )

+2  
2 Ivan   (08.10.2012 15:28)
Конечно, нами кошки вертят, как хотят, но смертельно боятся веника и пылесоса. Для них это грозные божества непонятной природы. А вообще, они разными бывают. Не все этому верят, но мне кошка как-то таблетки приносила, когда болел. Весьма ответственная персона.

+1  
3 Ivan   (08.10.2012 15:31)
Прочитал рассказ, мастерски написан, впечатляет. Мифологию интересно приспособили, уважаемый автор. Только не пойму, почему всё-таки Морфей, а не Танатос? Речь шла вроде о том, что девочка могла умереть.

 
4 лайминка   (08.10.2012 20:21)
Странно, что не поставили рейтинговые звёздочки.. Уже бы был 10 балл ) Да тоже напрягло с Морфеем, для меня он доброе божество ) наблюдатель и следящий за порядком в снах не боле..

 
5 Ivan   (08.10.2012 20:39)
У меня названные звездочки не отображаются, а то бы оценил.
Морфей в этом рассказе правильный. Каких-то намерений отправить жертву в подземелье вечных страданий здесь не заметно. Да и вообще это сказка. Может быть автор хотел сказать, что девочка навсегда может остатся в коме или летаргии. Как Спящая красавица.

 
6 Ivan   (10.12.2012 21:42)
Поздравляю! Отличный рассказ. Я бы на первое место поставил. Есть в нем и мысль, и эстетическая составляющая. И язык хороший.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация Вход