04.11.2012
Фортуна

Утро доброе! Шесть часов! Пора положить начало этому замечательному дню!
Нет, ну честно, ни разу не встречал людей, у которых внутренний монолог в шесть утра был бы вот таким.
Вот и героиня наша, чуть ли не на четвереньках ползя в ванную, радостью отнюдь не блистала.
Сыпля проклятьями в кромешную тьму, стоявшую по всей квартире, да и по всему городу, врезавшись сначала в дверной косяк, а потом ещё и в дверь ванной, полувменяемая особа таки добралась до пункта назначения.
Если кто-то говорит вам «Утро доброе!», то он наверняка проснулся не раньше часа дня. Ему-то оно доброе, а вот нам?
А вот нам не очень. А сегодня Юля вообще сорвала Джек-Пот! Поехали: воды горячей нет, в комнате дубак; светло-синий приветик от дверного косяка, радостно сияя, здоровался со всем миром, глядя на него с Юлиного лба, а маленький колпачок от тюбика зубной пасты, предательски выскользнув из рук, отправился в путешествие по канализационным трубам.
Умываясь, девушка почему-то подумала о том, что сегодняшний день преподнесёт ей множество подобных замечтательных сюрпризов.
ХА! Да она себе и представить не могла.
Пожираемая завистью к родителям, что в тихое субботнее утро спят в отличие от неё, Юля направилась к своим приключениям.
Начался её собственный Армагеддец с того, что вышеупомянутый дубак распространялся далеко за пределы квартиры. Лёгкий, пока ещё даже белый, снежок нежным слоем покрывал вонючие тротуары и обочины, а девушка, маневрируя сквозь припаркованные машины, уверенным шагом направлялась к остановке.
Красногвардейский район города Санкт-Петербурга, это, конечно, не муниципальное образование Усть-Ижопинск, но и не фешенебельный район Торонто. Добравшись до в хлам раскуроченной автобусной остановки, островком стоявшей посреди разрытого асфальта, битого стекла и свежей, чуточку подсохшей и подмёрзшей грязи, Юля принялась ждать.
Ждала она, по всей видимости, второго пришествия, потому как вероятность происхождения именно этого события намного больше, нежели вероятность того, что треклятый автобус прибудет на остановку раньше, чем через до черта сколько времени.
А так оно и вышло. Помянув большинство бранных слов, Юля нарезала круги вокруг остановки. Субботним утром людей поблизости было не сыскать, поэтому, обдуваемая безжалостным арктическим ветром, девушка позволяла себе некоторые странные вещи. Ну, как странные… Просто вещи, которые в присутствии большого, да и не очень количества людей позволить бы себе не могла. Например, периодически прыгая на месте, во весь голос материла «Пассажиравтотранс».
Да и думаю, что не зря. Когда стоишь по сорок минут в ожидании «любимого» автобуса, да ещё и на диком морозе… Невольно представляешь себя обледеневшим Джеком Торренсом из Сияния Кубрика. И невольно просыпается желание подобно ему крушить всё на своём пути. Топором, желательно.
И всё-таки то, что должно произойти рани или поздно происходит. После того, как неоднократно проклятый MP3 плеер в шестой раз завёл одну из вариаций песни A quien le importa, что была моментально заучена наизусть, и, до кучи, возненавидена, четырёхколёсная развалина таки соизволила появиться.
Хоть в салоне и было тепло, девушка предпочла куртку не расстёгивать.
Автобус был практически пустым, но несколько человек всё же имелось. И на их лицах явно читался безмолвный отклик на вопрос о покатушках утром субботы.
Не обратив на них внимания, Юля выбрала себе место у окна. Первым делом, сняв, наконец, перчатки, она переключила надоевшую песню, а после, когда не шибко-то излучающий позитив кондуктор подбрёл к девушке и жестом недвусмысленным предложил ей встать с места, да проезд оплатить, девушке снова пришлось копаться в сумке. Когда она нашла кошелёк, в котором как бы должна была лежать карточка, Юля с мыслью «ага, щас!» сделала вид, что послушно прикладывает кошелёк к валидатору. Вот только сделала она это за спиной у кондуктора и, приветливо ему улыбнувшись, пошла обратно на место. Что-что, а проезд она оплачивать не собиралась.
Суть была в том, что карточки своей она не имела. И периодически выпрашивала проездной у какого-нибудь знакомого, который за красивые глазки и ласковую улыбочку и не на такое, порой, был готов пойти. У одного такого абстрактного знакомого девушка и взяла проездной намедни. Хоть ей и не составляло труда залезть в карман и по-человечески проезд оплатить, она этого делать не стала. Из принципа: мысль о мести ненавистному перевозчику обогревала вымерзшую на остановке душу.
Как бы то ни было, в карман Юля всё-тики полезла. Тут её и ждал очередной сюрприз. Проездного там не оказалось. Может быть, злополучный кусок пластика сам сбежал, а может быть ему помогли. Юля знала одно: когда она выходила из дома, проездной был там, в её кармане.
Юле снова отсчитала пару проклятий этому дню.
Не напрасно. Потому что сегодняшний день явно не питал к ней положительных эмоций: по приходе в ВУЗ наша героиня обнаружила, что она не только чужую карточку посеяла, но и свой пропуск забыла.
Но всё просто не может быть настолько плохо! Конечно же, охранник пропустил её! Не без проблем, конечно, не без двадцати минут мольбы, не без слёз, не без звонков на кафедры…
В ожидании первой пары девушка ещё долго не могла прийти в себя. Дело усугублялось тем, что знакомый, чью карточку она добродушно подарила неизвестным счастливцам, пришел с Юлей поболтать.
Извиняясь, она думала, что получит сполна, но огрести сегодня от Димы ей суждено не было. Парень лишь улыбнулся, понимая, что знакомая переживает не лучший момент, и сказал то, что сказал бы любой человек, желающий помочь расклеившемуся: «Всё будет хорошо».
Ох, сколько раз мне это говорили, и сколько раз я про себя повторял: «Ага, счас. Как только, так сразу».
Не поймите меня не правильно, у всех бывают плохие дни, и я согласен, что невезение не может длиться вечно, но позвольте, а кто сказал, что для того, чтобы уничтожить человека потребуется вечность? А что с теми, кто душою слаб? Возможно, о Юле волноваться не стоило, ведь девушка была сильна морально, но кто знает…
Первая пара прошла более чем благополучно. Никаких эксцессов, никаких проблем. Вторая тоже. Смеясь над кромешным непониманием физики, над незавидным будущим и страхом ожидания «первой секссии», девушка вела конспект, и, казалось бы, уже забыла о той череде невезения, что преследовала её сегодня.
Всё-то оно прекрасно, да вот оная череда о ней забывать явно не собиралась, и, дожидаясь конца пары, она, видимо, строила новые и новые планы.
К счастью, радостно улыбаясь, Юля, сопровождаемая парой своих одногруппников, решила спуститься на первый этаж. Понадобилось ей, понимаете ли, расписание посмотреть.
А судьбу искушать нельзя, потому что, когда ты направляешься навстречу неимоверному грохоту, нужно чётко понимать, что это может быть и не к добру.
Хотя, отбросим паранойю! Матерь божья, ну грохот, ну подумаешь! Всего-то пара студентов, раздосадованные тем, что автомат с едой предательски зажал их обед, и старающиеся этот самый обед из него выбить.
А грохот действительно стоял жуткий. Не знаю, почему охранник никак не отреагировал на то, что бедную железку мотали чуть ли не по всему коридору. И так, и сяк, и наперекосяк.
Возвращаясь к Юле.
Бывает так, что человеки, задумавшись о чём-то о своём,
Не видят пред собой дороги, прут прямо, напролом.
Эти слова как нельзя лучше характеризуют ситуацию. Заметив предмет своего воздыхания, будто из ниоткуда появившийся рядом, Юля вперила в него взгляд. В свою очередь, предмет воздыхания перемещался. Взгляд Юли тоже. В итоге, девушка, абсолютно не смотря под ноги, чуть не навернулась со скользких вековых ступеней, и лишь силами сопровождавших её одногруппников, она не распласталась по грязному серому мрамору.
Но и тут не всё гладко: хватали-то её под локти, из-за чего бедняжка выронила телефон.
Соприкоснувшись с силой более могущественной, нежели он сам, оный телефон не придумал ничего более остроумного, нежели просто развалиться на куски, с дребезгом разлетающиеся по коридору.
Улыбнувшись, отшутившись, да спасителей поблагодарив, на адский шум внимания не обращая, девушка ринулась телефон собирать.
Кусочек за кусочком она его собирала. Аккумулятор там, передняя панелька тут; и лишь сим-карту унесло куда-то к чёрту на рога.
Лишь подойдя к месту, где коридор делал резкий изворот, Юля краем уха услышала грохот, а краем глаза заметила сталь. Лишь мгновение спасло её.
Нагнувшись за симкой, Юля поняла, что прямо за её спиной случился апокалипсис. Грохот сотен бьющихся стёкол, скрежет тысячи сломленных балок.
Возможно, всё действо выглядело не так уж и эпично, но у Юли было полное право представлять произошедшее именно так. Ведь автомат, поваленный за её спиной, мог и убить.
Пребывая в состоянии шока, девушка развернулась на сто восемьдесят. Её глаза были настолько же обескуражены, залиты ужасом и страхом, насколько и их. Трёх парней, которые минуту назад были полны уверенности и азарта.
Воцарившуюся тишину прервал полный мата ор охранника, который перепрыгнув через свои же турникеты, летел на место ЧП.
 Ребят, вы охренели?
Всё, что смогла сказать Юля.
Через несколько минут, когда на месте происшествия собралось достаточно народу, она не переставала объяснять, что всё нормально, что она в порядке. Да, её всё ещё колотила мелкая дрожь, но Юля скрывала это как могла.
Её отговаривали, возможно, и правильно, как уже было сказано, не стоит искушать судьбу, но девушка стояла на своём. До безобразия прилежна она была. Да, не спорю, и покутить любила, и выпить, но что касается учёбы… Серьёзна она была, непреклонна.
Третья пара есть? Значит, есть, и пропускать её нельзя. Особенно, если учитывать, что это лаба, которую потом сложно будет досдавать.
Собравшись с мыслями и одногруппниками, Юля отправилась на химию.
Долгожданная лаба. О, сколько самостоятельных, сколько контрольных, сколько допусков! Сколько бумаги пришлось замарать только ради того, чтобы оказаться здесь!
Со временем трясущиеся руки прошли и Юля, как одна из отличниц, взяла на себя шефство над двумя вверенными ей одногруппниками. Первый записывал уравнение, постоянно на что-то жаловался, да и вообще вёл себя как-то странно. Второй же просто следил за реакциями, протекающими в пробирках. Тщательно происходящее там записывал, внимания особого чему-либо другому не уделял. Одна Юля радостно перешучивалась с подружкой, сидящей на другой стороне стола.
Замигавший свет лишь немного отвлёк общее внимание. Зато лопающиеся лампы посеяли настоящую панику. Взрывы и искры сыпались далеко не самым хаотичным образом, а когда дело по цепочке дошло до лампы над Юлей одним светошоу дело не ограничилось. Меньшее, чем могли угрожать взорвавшиеся в руках девушки пробирка и склянка – это стекло. Большее – это кислота.
Предсмертный крик девушки резко и безвозвратно сменился столь же резким звоном будильника.
Вскочив с кровати, Юля замерла; она не понимала, реальным ли было то виденье.
После же, буквально мгновение спустя, она не смогла даже вспомнить, что происходило в том жутком сне.
Проведя невидимыми во тьме утра руками по белым волосам, не в силах отойти от странного кошмара, она заковыляла в ванную. Девушку всё ещё трясло. Ещё сонная, она врезалась в косяк, а потом ещё и в дверь ванной.
Колпачок от зубной пасты предательски упал в водосток.
Автор: IHMS
Категория: Осенний конкурс

Всего комментариев: 1
 
1 AlexShabanov   (05.11.2012 01:52)
Большой талант, так написать рассказ ни о чем, что читать хочется. И цикличность построения, что начинается и заканчивается он одинаково, только прибавляет уважения к мастерству.

Вероятно, лучший рассказ из поданных на конкурс.

Потому что он оригинален, автор придумал его целиком и полностью сам. Нет заимствований. Нет даже влияний. То есть я в курсе, что есть (или был, не помню, может, он уже умер) российский писатель, писавший похоже. Но это просто такой разговорный жанр, сказ, кажется, называется.

Гоголь в каком-то смысле тоже похоже писал.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация Вход