Сон: Рыцарь Белого Лебедя




Той ночью почтенному горожанину доктору Толстингу, занимавшемуся частной практикой на дому, отчаянно не спалось. Он пыхтел, ворочался, недовольно сопя устраивался поудобнее среди сбившихся простыней, то и дело поправлял подушки, но сон упрямо отказывался отягощать его веки.В конце концов, доктор поднялся с постели, накинул поверх спального костюма теплый халат и подошел к окну. "Эх, хороша ночка..", - подумал он, -" Выйти, что ли, свежего воздуха глотнуть? Авось, и в сон клонить начнет..."

Толстинг поплотнее запахнул халат, зажег стоящую на столе свечу и спустился на первый этаж своего особняка. Миновав длинный коридор приемной, он замер у двери. Ток-ток...цок-цок...звяк-звяк... - проникал с улицы приглушенный ритмичный звук.
- Кого это там носит, в такое-то время? - недовольно пробормотал себе под нос доктор, - Уж что днем шушваль всякая покоя не дает, так еще и по ночам шнырять повадились...
Звуки умолкли.
- А!, - махнул он рукой, - Чего только не примерещится.

Доктор отворил дверь и опасливо выглянул наружу. Было пусто. Облегченно вздохнув, Толстинг вышел на крыльцо, опустил свечу на гладкие камни ступеней, и глубоко вдохнул напоенный ночными ароматами воздух. Цок-цок...ток-ток... - вдруг опять послышалось за поворотом. Звук приближался, отражаясь от стен домов и рассыпаясь эхом . Звяк-звяк...цок-цок...

"Видать, большая лошадь едет.." - заметил про себя доктор. Он хотел уже было вернуться в дом подобру-поздорову, но вдруг с удивлением обнаружил, что ноги не слушаются его, и будто примерзли к земле. Страх прошиб Толстинга. Он не на шутку струсил, смекнув, что все это неспроста, и может обернуться ой как нехорошо...Не хватало еще ему, досточтимому лекарю, впутаться в какую-то темную историю!

Тем временем из подворотни вынырнул всадник. Его фигура по самые шпоры была укутана в просторный черный плащ. Конь его медленно вышагивал по мостовой: цок-цок…ток-ток…

«Значит, все-таки лошадь», - мелькнула мысль у Толстинга. Всадник подъехал к калитке, спешился, звякнув доспехом, и уверенной поступью направился прямиком к обомлевшему доктору. Почтенный эскулап вжал убеленную сединами голову в плечи, и уже готовился прощаться с жизнью, как вдруг рыцарь остановился, и разразился звонкий, разливистым, словно серебряным смехом.
- Ну и заячья душа у тебя, - все еще посмеиваясь, молвил он. – Да не трону я тебя, коли шуму поднимать не будешь. Скажи лучше, в городе ли ваш король, или отъехал уже?

«Да это ж юнец совсем!», - воспрянул духом доктор. «И голос, поди, совсем еще девчачий», а вслух ответил:
- Ммм… Стало быть, в городе. А тебе-то что, добрый молодец? Али в гости посреди ночи собираешься? Ну так спешу тебя разочаровать – к королю каждую ночь, хехе, очередь в опочивальню выстраивается. Поговаривают…
- Ты! Попридержи язык! – перебил его ночной гость.
- А тебе-то что? – огрызнулся толстяк-доктор. Не успел он опомниться, как рыцарь крепкой хваткой ухватил его за ворот халата и притянул к себе. Гневно блеснули глаза, вспыхнул в лунном свете драгоценный камень на черненом доспехе, холодный отсвет на миг выхватил из темноты овал юного лица, окаймленный прядями смольно-черных длинных волос.
- Ты, трус, помни, о ком говоришь! Убирайся в свою затхлую нору, и носа оттуда не кажи, коли дорога тебе твоя шкура!

Пальцы разомкнулись, прошелестел плащ, рыцарь вскочил в седло и пришпорил коня. Лошадь бодро заржала, и рванула с места в галоп. Опомнившийся доктор что есть силы заорал:
- Карауул! Убивают!

Всадник несся по ночному городу. Разлетались искры из-под копыт коня, эхо звонко вторило их стуку по мостовой. Трепетал плащ, ветер свистел в ушах. Рыцарь уже не видел переполоха, поднятого тщедушным доктором, не слышал хлопанья ставней, скрипа дверей, топота дозорных, кинувшихся в погоню. Он гнал коня во весь опор, чтоб только успеть до полуночи, застать короля в пиршественном зале, пока тот не отправился в спальни…А утром – и подавно его не найти – владыка со свитой отправлялся в путешествие по стране.

Улица резко свернула, и замешкавшийся было всадник чуть не влетел во внезапно выросшую на его пути стену. Лошадь осела на задние ноги, но рыцарь совладал с испугавшимся животным. На минуту он замер, прислушиваясь. Погони не было, а если и была, то очень далеко. Это обнадеживало. О тронул поводья, и вновь понесся в направлении дворца. Время поджимало. Каждый миг – на вес золота. Всадник оказался на широкой аллее, ведущей к дворцовым воротам. Конь перешел на усталую рысь, и послушно потрусил к массивным створкам. Стражи не было. Все пировали, провожая короля в дальнюю дорогу.

Всадник перевел дух, спешился, и толкнул дверь, вырубленную в створке ворот. Она легко поддалась – петли был щедро смазаны. Он вошел во двор. Нахмурился. Осмотрелся. Шаг. Второй. Третий. Рыцарь замер. А что, если все усилия насмарку? Что, если…Ай, к черту, к черту все. Сотня-вторая шагов отделяет его от вожделенной цели. И он решительно зашагал в дворцу.

В коридорах отдавался эхом грандиозный пир, посему отыскать трапезную по звуку не составило труда. У дверей скучали часовые. Из щели доносились отрывки здравиц, играла музыка, шумели гости.

Завидев рыцаря в черных доспехах, часовые встрепенулись.
- Стой! Кто идет?, - перегородили путь скрещенные алебарды.
- Спокойно, ребята. Свои, – невозмутимо откликнулся рыцарь.
- Хыыы… Да это малец какой-то! Гнать его в шею! – осклабился второй детина. Он угрожающе подался вперед, но черный латник не сдвинулся с места.
- Не торопитесь, братцы. Пожалеете. Пропустите-ка лучше.
- Ты смотри на эту дрянь! – не унимался громила. – Братцами он нас величать будет! Ан-ну брысь отсюда, а то неровен час – ног не унесешь.
- Смотри, чтоб твоя шкура цела осталась, -- процедил сквозь зубы незваный пришелец.
Караульные переглянулись.
- Ладно, парень, - снисходительно произнес первый страж. – Валяй, иди. Но учти – мы тебя предупреждали. Пропусти его, чего с ним толковать. Молод, горяч..

Рыцарь, не удостоив их взглядом, прошел в зал. Столы ломились от яств. Громоздились на блюдах горы фруктов, аппетитно пахла свежезапеченная до золотистой корочки дичь, бесчисленное множество всяких плюшек, булочек, пирожков, пышек, хлебцев, коврижек и прочей сдобы аккуратными горками возвышалось на досках-подносах; рекой лились мед и золотое вино. Но не было до них дела незваному гостю. Обращая на себя бесчисленные удивленные взгляды, он упрямо пробирался к монарху.

Несмотря на буйство празднества, он не захмелел, и с интересом взирал на представшего перед ним гостя. Тот дерзко смотрел прямо в глаза могущественному властелину; выжидал, сжав кулаки и стиснув зубы. Скулы свело от напряжения. Постепенно гости стали умолкать, заинтригованные происходящим. Когда воцарилась тишина, король заговорил первым.
- За чем пожаловал, гость незваный? Яств у нас достаточно, напитков – тоже, почему же ты не присаживаешься и не веселишься со всеми? Сегодня праздник для любого, кто войдет сюда, только вот почему ты чужд ему? Коли желаешь омрачить наше веселье – не место тебе здесь.
- Из дальних стран лежит мой путь, государь, - звонко ответил рыцарь. – Повидал я немало, повстречал я многих, и вот теперь я здесь. Ты, государь, сидишь в своих палатах да пируешь, а враг уже гложет твои границы. Твои отряды тают, бросаются в бегство, но никто, опасаясь твоего гнева, не донесет до тебя весть о надвигающейся беде. Так пусть же я стану черным вороном, лихим вестником, пророчащим беду. Готовься, государь, к великой битве, и великой крови, ибо полчища врага несметны. Если не обратишь ты свой взор с высоты своего трона на землю – гореть твоей стране в пламени войны. Одумайся, не то… - Рыцарь умолк. Вспыхивал в лучах факелов кристалл на его груди.

Король медленно поднялся со своего места. Его лицо пошло багровыми пятнами, глаза запылали жарким огнем.
- Как смеешь ты являться в мой дом, на мой праздник с дурными вестями? Да и с какой стати мне верить тебе, неоперившемуся птенцу?
- Я не уйду отсюда по своей воле, - тихо, но уверенно, произнес юноша, - А если и случится такое – то повсеместно будешь ославлен ты, государь, как нарушающий закон гостеприимства. О тебе и так бродят далеко не лестные слухи…
- Стража! Сию минуту – выпроводить этого наглеца отсюда!
В зал вбежали двое громил.
- Ну что, ведь говорили же тебе – не суйся, - злорадствовал ухмыляющийся детина. – Как миленького, сейчас под белы рученьки прямиком в карцер и сведем!
- Попробуйте… - загадочно улыбнулся рыцарь. Стражи опешили. Такого поворота они уж точно не ожидали, и поэтому замерли в растерянности.
- Ну, чего встали?! – рявкнул король. Они опомнились, бросились было схватить незваного вестника, но белой молнией сверкнул над их головами клинок. Вздох изумления волной прокатился по залу. В руке у черного латника сверкал небесным светом восхитительной красоты меч. Зеркальную поверхность его украшали охранные письмена, а гарда, искусно выполненная в виде лебединых крыльев, казалось, трепетала от любого движения.
- Рыцарь Белого Лебедя.. – изумленно выдохнул кто-то.
- Вот и встретились, государь, - опустив меч, произнес рыцарь. – Теперь ты внемлешь моим словам? Смею мнить, ты наслышан обо мне и моих деяниях.
- Я, великий правитель, сам и единолично принимаю решения. Не тебе, юнец, быть мне указом! Где видано это – чтобы простой рыцарь – пусть даже и раздобывший прославленный клинок – указывал что делать мне..МНЕ, черт возьми!

Лишь тяжкий вздох вырвался из груди воина. Он спрятал в ножны клинок, но никто не осмелился выполнить указание государя и пленить его.
- А ведь перед тобой не рыцарь вовсе…- выдохнул вестник. Недоуменный ропот прошелестел среди гостей.
- Смотри, государь. Может, узнаешь меня.

С грохотом упала кираса с драгоценным кристаллом на груди. В след за ней свалились наручи, туда же со звоном полетели поножи. Перед изумленными взорами предстала девушка. Под воинским одеянием угадывалась изящная фигура, водопадом рассыпались по плечам черные волосы. Король с размаху бухнулся на свои подушки.

- Давным-давно ты, государь, не одарил меня, скромную принцессу, даже мимолетным взглядом. Враг уже тогда забредал на наши земли, я поведала тебе об этом, но ты принял это за кокетство, и вскоре уехал. Я просила тебя о помощи, но ты не счел нужным прислушаться к моим словам. Погиб при осаде мой отец, старый король и твой закадычный друг. Вскоре захватили и сам город. Вместе с выжившими защитниками прятались мы по ущельям да пещерам. А потом я решилась, и под покровом ночи покинула своих друзей. Мне было тяжело. Но как видишь, я стала сильна телом и духом. Я принесла тебе весть, а как ней распоряжаться – решать тебе.

Вот и все. Девушка повернулась, оставив ошеломленного короля и гостей, и тихо направилась к выходу. Двое громил-стражников. Сами не ведая почему, подхватили ее доспехи, и чуть помедлив, поспешно отправились за ней. Тишина повисла в пиршественном зале, и той тишине суждено было дать начало многим молчавшим прежде голосам…


Категория: Люди и общество (5617)

Сонник Рыцарь Белого Лебедя
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация Вход

Сонник Сонан
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О
П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я