Сон: Феникс: огненное равновесие


Пламенем полыхала вершина горы. Пламя слепило глаза, но не корежило зелень деревьев, которыми ощетинились склоны. Все больше огненные сполохи приобретали черты получеловека-полуптицы, запрокинувшей голову, заходясь в беззвучном крике, и раскинувшей крылья, словно желала обнять вселенную.

На холме неподалеку изваяниями застыли двое: мальчик и старый волк. Отблески пламени пробегали по человеческому лицу и звериной морде, отражаясь огоньками в глазах. Каждый год мальчик и волк приходили к старой горе в надежде, что огненная птица, наконец, пожалеет себя. Но из года в год, оставив искрящихся птенцов в гнезде у подножья, Феникс взлетал на вершину и начинал свою пламенную песню. Искры живого поющего костра, подхваченные ветром, срывались и исчезали вдали. Одинокие, долго носились они по миру. Одни все-таки гасли на ветру, иные оседали на болотах и пугали редких путников, решившихся идти короткой дорогой. И лишь немногие остатки живого костра достигали сердец, ждущих внутреннего огня. Но и там не было им покоя – не каждая душа способна гореть и хранить тепло. И все равно год от года мир становился светлее и теплей, а Феникс сгорал до горстки пепла. Его птенцы, осиротев, разлетались в поисках собственных миров, в которых еще так мало света.

И когда гнездо пустело, ветер начинал ворошить пепел на вершине старой горы, поднимал облако серой пыли, а та превращалась в бесцветную птицу. Серые перья начинали потихоньку мерцать, изменялись, цвет шевелился, подобно лаве, просвечивающей сквозь темную твердь. И Феникс снова начинал копить свой огонь.

Два существа на холме смотрели на пламя, но видели не свет, а боль. Не боль самосожжения, не боль рождения, но боль создания света.
-Зачем? - тихо спросил мальчик. - Разве страдание может родить счастье и принести в мир добро?
-Феникс мудр, - так же тихо ответил волк.
-Но ты же знаешь! Ответь!
-Да, знаю. Но своим знанием не искажаю этот мир. Это дело Феникса – сгорать ему до тла или оставить себе искорку жизни.
-Значит, можно не умирать каждый раз до конца? - с надеждой спросил мальчик.
-Нет в мире ничего невозможного, - вздохнул волк. - Но Феникс мудр, а ты еще так наивен, чтобы понять его мудрость.

И еще многие годы приходили волк и ребенок провожать в очередной последний путь огненную птицу. Только здесь и пересекались их пути. Волк своей жизнью сохранял вселенский закон равновесия, неся в этот мир положенную смерть и необходимое рождение. Мальчик же рос и постигал тайны этого мира. И с каждым годом он подходил все ближе к тайне самосожжения Феникса, горя желанием избавить гордое сознание от вечной боли.

Спустя многие годы вновь встретились на холме мудрый волк и убеленный сединами старик. Только беспокойный взгляд выдавал в нем того мальчишку, в душе которого жило сострадание к боли ближнего. Давно уже это чувство покинуло повзрослевшего человека. На смену состраданию пришли глубокий анализ и точный расчет, а вместе с ними – самоуверенность и гордыня.
-Сегодня Феникс останется жив, - гордо объявил старик. - Я стал мудрее, я постиг его тайну. Я знаю, как не дать ему сгореть, хоть цена за это велика.
-Ты поглупел, - тихо ответил волк, но старик не слышал уже этих слов, поднимаясь в гору, на вершине которой занимался живой костер.

В последний момент громом прозвучало заклинание темной воды, затушившее жертвенный огонь Феникса, сохранившее последние искры. А сам старик стал горсткой пепла – такова была цена. И в этой горстке потух тот единственный огонек, который когда-то давно отдал ему умирающий Феникс.

Оставшаяся живой птица уже не могла поделиться ни с кем своим огнем, ибо последнюю искру так и не отдала миру. Теперь этот никому не нужный огонь заставлял негреющим жаром светиться бессильного Феникса. Ослепительно красивого, но холодного и равнодушного – люди окрестили его Жаром-птицей. Бесполезная игрушка царей, живое украшение дворцов – Феникс стал вещью, не изменяющей мир, а лишь принадлежащей ему. А душа старика с того дня вынуждена была скитаться по времени и пространству, в поисках погасшего огня, переселяясь из тела в тело...

Спустя века отблеск погасшего огня осветил темную клетку – очередное пристанище неприкаянной души. И породил острое желание: «Я хочу создать крылья Феникса!»

Может быть, новые огненные крылья спалят до тла хрупкое тело. Но мир вновь станет светлей и на шаг приблизится к потерянному равновесию. А старый волк снова будет хранить тайну Феникса.


Категория: Другие миры (1350)

Сонник Феникс: огненное равновесие
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Регистрация Вход

Сонник Сонан
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О
П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


Похожие сновидения: Похожие сновидения: